Воспоминания о рыбалке в Сибири

Река Кантат под ЖелезногорскомВесной 1957 года мы с отцом вернулись в целинный Казахстан. Здесь в Смирновской средней школе я закончил 10-й класс, начатый еще на Украине, и уехал в Томск, где поступил на учебу в политехнический институт. Начался «сибирский» период моей жизни.

Студенческая жизнь была наполнена множеством интересных событий, среди которых редко находилось время для рыбалки. Тем не менее, иногда удавалось посидеть с удочкой или побродить со спиннингом на берегу Томи в Лагерном саду.

Однажды вечером мы с друзьями отдыхали здесь после напряженных занятий, один из нас был со спиннингом и ходил вдоль берега Томи, периодически забрасывая снасть почти до середины реки. Мы подсмеивались над своим товарищем, советуя ему не упустить тайменя, если он вдруг клюнет. Через некоторое время наши насмешки смолкли, так как затрещала катушка спиннинга, а удилище изогнулось дугой. Мы собрались около нашего Лёши, молча наблюдая за его борьбой с какой-то крупной рыбой.

Не менее 15 минут продолжалась состязание рыболова с его добычей, рыба таскала его за собой вдоль берега, а мы гурьбой ходили за ним, собирая за собой немало любопытных. Наконец, из воды показались большой хвост и спина крупного тайменя, мы разом ахнули. Вот это да!

Алексей медленно подвел тайменя к самому берегу, соображая, как его вытащить без подсака. Последовал мощный удар хвоста, леска не выдержала, а огромный таймень, еще не веря в свою удачу, продолжал оставаться у берега в небольшой ямке.

Кто-то из нас не выдержал, схватил большой камень, лежавший на берегу, и бросил его в рыбу. Когда разошлись круги и осела муть, тайменя уже и след простыл. Долго ещё мы не могли успокоится, а незадачливый рыбак едва не сломал от досады свой спиннинг.

Как-то на летних каникулах мы с приятелем на несколько дней отправились порыбачить на небольшие озера, раскинувшиеся цепочкой на противоположном низком берегу Томи. Ночевали в стоге сена около старицы, где в гордом одиночестве неплохо половили отменных карасей (100-150 г).

По дороге домой показали улов кому-то из встречных. Когда через два дня мы снова пришли на это место, то увидели там нескольких рыбаков, промышлявших карасей. Они-то и рассказали нам, что позавчера здесь двое парней «обловились» карасями весом до полкилограмма!

В 1962 году после окончания занятий на пятом курсе, выкроив пару дней в период дипломирования, я с двумя товарищами, тоже страстными любителями рыбалки, отправился порыбачить на замечательную реку Яя. Автобусом из Томска доехали до села Большедорохово, далее прошли по мосту через реку, свернули с дороги, продолжая идти вдоль правого берега, и через полчаса остановились в месте, которое нам приглянулось.

На реке Яя в Томской областиРека Яя – необычайно красива, она протекает по Кемеровской и Томской областям и впадает в Чулым, являясь его левобережным притоком. Мы собирались порыбачить здесь дня два. Поскольку дело клонилось к вечеру, мы поставили палатку на крутом берегу под каким-то большим деревом, поужинали с тостом за рыбалку, настроили спиннинги, донки и жерлицы для завтрашней утренней ловли и дружно залегли спать.

Проснулись рано утром от щебетанья птиц, выглянули из палатки – солнце только собиралось показаться из-за горизонта, было теплое майское утро и над рекой курился легкий туман. Красотища необыкновенная! На противоположном берегу на песчаной отмели в утреннем тумане двигались какие-то тени и раздавались непонятные звуки.

Через пару минут к воде подошла лосиха с двумя лосятами. Они неспешно напились воды, затем вошли в реку и пошли вдоль песчаной косы, громко фыркая и резвясь. Мы, затаив дыхание, смотрели на это чудо природы и совсем забыли вовремя достать фотоаппарат, чтобы запечатлеть этот замечательный момент.

Когда лоси ушли, мы посмотрели вверх и увидели, что провели свой ночлег под огромным кедром, могучие ветви которого нависали над берегом и водой, как крылья исполина. Мы попили чайку из цветистого китайского термоса, который одолжили у кого-то из наших девчат, и взялись за свои снасти. С берега поставили несколько донок с насадкой из крупных червей, запасенных нами заранее, на поплавочную удочку наловили небольших плотвиц и окуньков, которые насадили на две жерлицы.

Взяв в руки по спиннингу, отправились вдоль крутого берега, где-то пробираясь сквозь кусты, а где-то спускаясь к самой воде, чтобы сделать заброс под противоположный берег. Может быть стоило нам остановиться на левом пологом берегу, откуда легче было забрасывать спиннинг, но нам уже не хотелось уходить с понравившегося места, тем более, что пошли поклёвки и каждый из нас понемногу добавлял рыбу в общий садок. Попадались в основном небольшие щучки до килограмма и окуни, причем иногда весьма приличные.

На одну из жерлиц села щука килограмма на два, а на донку – язь, весом около килограмма. На вечерний ужин у нас была отличная уха, приготовленная на костре. У костра мы немного расслабились, вспомнили свои прежние удачные рыбалки, помечтали о своем ближайшем будущем, которое ожидало каждого из нас.

Уже в конце апреля в деканате нас «завербовал» кадровик из Минсредмаша, предлагая на выбор будущую работу в закрытых городах: Красноярске-26, Красноярске-45, Томске-7, Ангарске, Заозерном, Новосибирске. Каждый из нас выбрал себе по два-по три города, но куда конкретно мы попадем, будет ясно только после защиты диплома, когда придет официальный вызов к месту работы молодого специалиста.

За разговорами засиделись за полночь, а когда утром встали, уже светило солнце, наш пригорок обдувал легкий ветерок, настроение было отличное, но на рыбалку почему-то особо не тянуло, тем более, что часть рыбы у нас осталась, и её надо было везти домой. Побросав для приличия полчаса спиннинг, мы собрали свои вещи и пошли на автобус, который в полдень уходил из Большедорохова в Томск. Впечатления от рыбалки и отдыха на небольшой сибирской красавице-реке Яя у нас остались самые приятные. 

Через месяцу закончилась моя студенческая жизнь и молодым специалистом я приехал по распределению в закрытый город Красноярск-26 (Железногорск), для работы на Горно-химическом комбинате Минсредмаша СССР.

Среди моих друзей было немало любителей дальних выездов на природу – начинающие скалолазы обязательно отправлялись в красноярский заповедник «Столбы», куда мне, к сожалению, так и не удалось попасть. Охотники за приключениями сплавлялись на плотах по сибирским рекам, в том числе по Мане, где и я со своими друзьями однажды попробовал свои силы. Но меня больше привлекало другое занятие – рыбная ловля.

На реке Кан в Красноярском крае. 1964 г. В один из длинных летних выходных я с друзьями отправился с ночевкой на реку Кан, где в районе порогов решили немного порыбачить и покупаться.

Я взял с собой спиннинг, с которым мне удалось побродить вдоль берега пару часов, но особых трофеев не добыл, если не считать нескольких окуней, щучку и одного ленка. Один из моих товарищей тоже спиннинговал примерно с таким же успехом. Зато отдохнули мы отменно. Особенно нам «понравилось» плавание по бурной реке в зоне больших порогов. Должен признаться, что испытал довольно неприятные ощущения, когда быстрое течение понесло меня на большой скользкий камень, выбраться на который удалось не сразу.  Кое-кому из наших друзей пришлось совсем несладко, когда потоками воды их таскало от камня к камню. Но зато все мы тогда получили большую дозу адреналина от такого экстремального отдыха.

Однажды летом я с Виктором Кобзевым, моим товарищем по работе, и начальником смены Альбертом Бадьиным на его «Волге» отправился порыбачить на реку Чулым в Бирюлюсский район.

Прибыв вечером на незнакомую нам реку, остановились около небольшого понравившегося нам заливчика на заросшем кустарником берегу. Поставили палатку, настроили удочки. Я забросил снасть в окошко между лилиями – сразу прошла поклевка, и мой тонкий поводок не выдержал.

Перевязав крючок на основную леску, снова забросил снасть, и она снова оборвалась у самого крючка.

– Да, что-то там хорошее находится, – подумал я.  Мы настроились на большую удачу.

Внезапно из травы поднялись тучи злых комаров и с остервенением набросились на изнеженных городских пришельцев, что заставило нас срочно ретироваться и перебраться на высокий косогор, продуваемый ветерком, где мы и заночевали. Утром мы вернулись ко вчерашнему заливчику и неплохо половили крупных полосатых окуней, «горбачей». До конца дня мы добыли больше ведра рыбы, включая язей, щук и плотвы. В целом отдохнули нормально и удовольствие получили. Вернувшись в город, всю рыбу отдали нашему шефу на благо его семьи.

Со мной в смене трудился заядлый рыбак, настоящий фанат рыбалки, которого также звали Виктором. Всё свободное время он уделял любимому хобби, каких-либо других интересов у него я не замечал. Летом вместе с ним и еще одним парнем мы построили шалаш на берегу небольшой речки Кантат, на которой стояла плотина, образовавшая большое искусственное озеро в городской черте.

Озеро в ЖелезногорскеНа озере временно был введен запрет на лов рыбы, а место мы выбрали в устье речки, как потом оказалось, в запретной зоне. В выходные мы приходили сюда, доставали руками из прибрежных норок вьюнов и насаживали их на донки. Расставив вечером с десяток донок на берегу, утром обычно мы вытаскивали 5-6 налимов. На костре готовили лакомые блюда и «культурно» отдыхали.

Однажды к нашему шалашу подъехал на лошади местный егерь и начал сурово нас отчитывать, грозя страшными карами. Пришлось пригласить его к столу, сославшись на некий день рождения, который мы якобы отмечали, угостить парой рюмок водки, после чего суровое сердце нашего гостя смягчилось. Мы поговорили с ним «за жизнь» и на разные рыбацкие темы. На прощание он милостиво разрешил нам приходить сюда для отдыха: «…только чтобы не безобразничали и не мусорили здесь!»

Через некоторое время рыбалку на озере разрешили. Здесь развелось много рыбы, в основном леща. Часто рыболовы добывали на озере с лодки или с берега экземпляры по 3-4 кг, а нередко и крупнее. Рекорд поставил один из работников нашего предприятия, выловив леща весом 7 кг.

Ловил лещей и я, но однажды, в самом начале «лещиной ловли» со мной приключился большой казус, о котором я расскажу позднее.

Несколько раз у меня была неплохая рыбалка на карасей. За городской зоной, там, где мы обычно ходили в тайгу на речку Тель, друзья обнаружили заросшее осокой и травой небольшое озерцо. Здесь в метровом слое ила на дне обитали приличные серебряные караси.

На берегу озерца была пара самодельных плотов, на коих мы доплывали, отталкиваясь шестом, до небольших чистых окон воды среди густой растительности. Караси поднимались в верхний слой после захода солнца, а с первыми его лучами снова уходили в ил. Поэтому ловить их можно было только ночью, установив спуск на удочке 10-15 см.

Поскольку в то время мы не знали о существовании таких прекрасных вещей как светящиеся поплавки, приходилось изрядно напрягать зрение при свете луны или звезд, чтобы увидеть момент движения поплавка в сторону. Зато результаты были неплохими – два-три десятка приличных (150-200 г) карасей были обеспечены за одну ночь. На этой рыбалке я был три раза, а когда следующим летом мы пришли на это озеро, то вместо воды увидели практически полностью заросший луг. По-видимому, караси остались где-то в глубине.

Зимней рыбалкой я до этого времени не увлекался, но мой настырный друг Виктор, несмотря на мои возражения, уговорил как-то меня пойти с ним на озеро, которое уже успели сковать сибирские морозы. Поскольку специального инвентаря и теплой одежды для подобной рыбалки у меня не было, я одел два лыжных костюма, пару носков, одолжил у Виктора зимнюю удочку и отправился с ним на озеро.

Пробив пешней несколько лунок, мы уселись на какие-то стульчики, насадили мотылей, коих добыли тут же в иле, и стали «работать» удочкой. Для меня это было впервые, но я быстро освоился с таким занятием. Жаль только, что поклёвок все не было, несмотря на наши ухищрения с заменой мормышек и т.п.

На улице было очень морозно и ветрено, по льду гуляла метель, продувая мне поясницу, а клёва все не было. Через пару часов я продрог окончательно и уговорил приятеля вернуться домой.

Последствия этой рыбалки оказались весьма впечатляющими – я впервые в своей жизни заработал сильнейший приступ радикулита, которому подвержен до сих пор, и решил для себя, что зимняя рыбалка не моя стихия. К зимней рыбалке я вернулся только десять лет спустя на Финском заливе.

 


Количество показов: 749
rating:  3.1

Возврат к списку