На калужской земле

Продолжаются работы по дому

Вечером в четверг, 4 октября, позвонил плотник  Иван и сообщил, что они закончили работу по отделке дома в Верее, и готовы завтра приехать, чтобы накрывать нашу крышу шифером. При этом он попытался поднять цену за работу до 150 долларов. Я согласился только на 3000 руб. Договорились, что мы приедем на участок к 8-00, чтобы они смогли за день закончить работу, так как у них ждёт очереди ещё один заказ. Встали рано утром, не выспавшись и нарушив некоторые свои планы, двинули на дачу. В Воробьях заехали в магазин стройматериалов, чтобы купить шифер, который мы присмотрели на днях. Однако, оказалось, что весь запас шифера у них уже распродан, так что мы поехали в Чёриково "не солоно хлебавши". В 8-10 мы были на месте. Проехали на участок с большим трудом, так как накануне прошли дожди и дорога была разбита грузовиками. Машины с плотниками на участке, конечно, не было, не появились они и позже. Что с ними случилось: то ли цена показалась им маленькой, то ли ночёвка в машине их не устроила, остаётся только гадать. Я сходил к Тамаре Ивановне и взял у неё лестницу, чтобы можно было работать на доме. До обеда я сделал из досок мощные 3-х метровые подмости, на которых закрепил лестницу. Теперь можно было покрывать фронтоны "Акватексом", который мы накануне купили. После обеда мы съездили в Обнинск и Балабаново, где купили стёкла для окон мансарды. К вечеру я закончил обработку фронтона со стороны леса. Не покладая рук и не разгибая спины, Света трудилась на огороде. Спать легли как обычно с наступлением темноты.

Спать было тепло, даже жарко, но усталость мешала – болела поясница и бок. Встал в 8-00 и до завтрака занялся перетаскиванием тяжеленных подмостей на другую сторону дома, что было весьма нелегким занятием. На последнем этапе мне пришла помогать Светлана. После завтрака начал обработку фронтона со стороны дороги. С высоты мне было очень хорошо видно, как на свои участки "потянулся" дачник - сегодня суббота. Вот посигналил мне Роман, затем приехал Николай. Через некоторое время на дороге показалась Валентина Ивановна, приехавшая на автобусе. Перекинулся с ней парой фраз. Работать на лесах было не очень трудно, за исключением покраски верхних рядов досок, когда кисть приходилось привязывать к длинной палке – руки и спина при этом уставали сильно. Перед обедом сходил к роднику за водой, а на обратной дороге зашёл к соседям – пригласил их вечерком на ужин, чтобы обмыть новый сруб. К ужину закончил работы по обработке фронтона. Соседи задерживались, и уже, когда начало темнеть, пришли Роман со Светой и сыном, а также "поддатые" Николай с Сергеем, которые принесли с собой начатую бутылку водки. С.Ф. собрала стол на улице – я включил переноску от аккумулятора. Посидели дружно часик-полтора, обмыли наш дом, порассуждали о планах наших строительных на будущую весну. Когда соседи ушли, мы посидев ещё немного, отправились спать. Утром немного болела голова с похмелья. В связи с этим больших работ не производил, только обработал остатками "Акватекса" стойки на террасе. Кроме того, попробовал сделать отмостку со стороны фасада дома, но из-за нехватки глины быстренько свернул эту работу. Ближе к обеду закрыл рубероидом один из углов сруба. С.Ф. копалась на опустевших грядках и обрабатывала кустарники. На улице было пасмурно, работать не хотелось. После обеда собрались и поехали в Москву.

Решили поехать 14 октября на один день с заездом на ярмарку на МКАД. На ярмарке после "выяснения отношений" со С.Ф., у которой с утра было плохое настроение, подкупили "Акватекса" и приценились к теплоизоляционным материалам. По дороге заехали в магазин за Вороново (перед "аппендиксом") и купили немного антисептика "Сенеж-ультра". На участок проехали нормально. Я сразу принялся за разборку теплицы. Наши надежды на сохранность плёнки не оправдались – вороны расклевали всю верхнюю часть. Это значит, что на будущий год придётся покупать новую плёнку. После обеда я закончил работы по разборке теплицы и уложил её конструкции на верхний багажник машины. Света работала на огороде и в саду: собрала почти всю капусту, которую я позднее "затарил" в мешки и погрузил в машину. Посоветовавшись, мы решили покрыть "Сенежем" боковую стену дома, что я и сделал. Пока покрытие не просохло, брёвна выглядели неплохо. Работали допоздна, поужинали в бытовке и начали собираться в дорогу. По случаю воскресения дорога была достаточно загружена возвращающимися в Москву дачниками, кроме того мне пришлось пару раз останавливаться, чтобы закрепить на багажнике дребезжащие металлические детали теплицы. По этим причинам домой приехали затемно.

Вчера была суббота, 21 октября, но мы не поехали в Чёриково из-за неважной погоды. А сегодня с утра погода улучшилась – было градусов 6-8 тепла, сухо и солнечно. Мы решили съездить на дачу, чтобы покрыть антисептиком хотя бы одну стену и заодно опробовать купленную накануне печку. По дороге заехали в Пахре на газозаправочную станцию, но заправить баллон не удалось по техническим причинам на станции. В магазине за Косовкой купили три 5-ти литровых канистры антисептика "Сенеж-ультра". На участок заехали нормально, грязи на дороге было мало, да к тому же мне она теперь не очень страшна, ибо я "переобулся" – поставил зимние шины "Снежинка". Из соседей был только Николай – он с Сергеем продолжал работы по обшивке фронтона уже с другой стороны. Сразу по приезду я заправил соляркой и разжёг нашу печь и поставил её в бытовку для прогрева. А поскольку мы не взяли с собой газовую плиту, Света начала на этой печке соображать небольшой обед. Надо сказать, что печь, а правильнее "Аппарат нагревательный ПК-1Б М Фирмы "Фалько-Еккель", работал неплохо: достаточно быстро нагрел бытовку и даже позволил попутно приготовить обед. К недостаткам можно отнести то, что всё-таки он немного вонял, особенно вначале, и после тушения его требовалось выносить из помещения. Покрытая в прошлый приезд антисептиком "Сенеж" стена со стороны будущего гаража довольно сильно потемнела, поэтому решили другие стены покрывать "Акватексом", что я и сделал. А так как у меня в наличии было всего 6 л этого продукта, покрыть пришлось в один слой фронтальную стену и стену со стороны бытовки. После обеда С.Ф. занималась обработкой кустарников и, кроме того, срезала последние кочаны капусты, которые я затарил в мешок. Ужинать решили дома – поэтому часов в 5 вечера начали собираться в дорогу. Забрали с собой часть хозяйственного инвентаря и посуды, а постель решили пока оставить до следующего раза. В столицу доехали нормально за полтора часа, хотя машин на дороге было довольно много – дачный сезон у многих москвичей ещё продолжался.

Однако городские заботы оставались прежними – надо было заниматься яблоками. По совету знающих людей приобрели соковыжималку немецкой фирмы "Браун". Этот агрегат оказался достоин высоких похвал – он позволил нам справиться с превращением яблочных залежей в сок, который был закатан в банки и использован С.Ф. для получения уксуса, а мною вина, чем-то похожего на уксус и одновременно на плохой самогон. Нет, явно из смородины вино у меня получается лучше.

Уже к пятнице 27-го погода стабилизировалась, стоял небольшой морозец и проглядывало солнышко. Утром в субботу я пригнал из гаража машину, загрузив в неё газовую плиту и печь. Светлана собрала теплые вещи и толстое одеяло – ведь решили ехать с ночёвкой. Доехали до Чёриково быстро, по дороге машин было не так уж много, но всё-таки дачник, пользуясь последними погожими деньками, рвался на свои фазенды. В этот раз мне удалось заправить газом второй баллон. Однако по приезду обнаружилось, что я оставил в гараже шланг с редуктором для газовой плиты, так что С.Ф. пришлось готовить обед на печке, которая, как мы уже выяснили раньше с этой ролью справлялась неплохо. На соседнем участке трудился Николай, чуть позже нас подъехал Роман с женой и сыном, а с ними брат жены со своим сыном. Я растопил печь и поставил её в бытовку, чтобы Света сразу могла заняться приготовлением обеда. Начал покрывать "Акватексом" последнюю стену со стороны веранды. В ходе работы до меня вдруг дошло, что на стене не хватает одного бревна, тринадцатого по счёту, которое должно было служить одновременно и подстропильной балкой. Вот так штука! С.Ф. сразу заявила, что она это видела давно, но я на неё, якобы тогда цыкнул: "... знаю, это нормально, потом разберёмся". Не помню, чтобы так было, но факт остаётся фактом – мужики это бревно не привезли, и промолчали, когда собирали дом. Обсудил этот дефект с Романом, а позднее с Николаем. Пришли к выводу, что придётся ставить туда бревно иначе потолок не утеплишь. Настроение у меня испортилось. Тем не менее до конца дня я покрыл "Акватексом" на два раза эту стену и по второму слою две другие стены сруба. За ужином выпили со Светой по рюмочке своего смородинного вина. Вечером разожгли костёр, немного посидели и пошли спать, хотя время ещё было 19-30, но из-за темноты и холода на улице делать было нечего. Соседи тоже остались на ночёвку.

Печку оставили включённой прямо около кровати. Она натопила так, что под толстым одеялом и в спальных мешках нам стало жарко. Я проснулся где-то около часу ночи, С.Ф. ворочается, никак не уснёт. От печи немного воняет продуктами горения. Пришлось её вынести в прихожую и отключить. После этого уснули нормально. Утром встали рано, сегодня ночью произошёл переход на зимнее время, к которому мы ещё не привыкли. После завтрака занялся укрытием углов сруба рубероидом и приборкой разного мусора. Освободил от воды ванну, вкопанную в землю. Сделал ряд замеров в доме для последующих расчётов стройматериалов. Достал с мансардного помещения лежавшие там коньковые уголки (опасно оставлять здесь на зиму!), собрали инвентарь. Света набрала мешок перегноя для будущей рассады – загрузил его на верхний багажник. После обеда начали собираться в дорогу. Забрали все тёплые вещи, спальные мешки, поролоновый матрац, посуду и ещё кое-что по мелочи. Лестницу забросил наверх дома, заколотил "дверь". По всей видимости, сезон окончен, если и приедем сюда зимой, то только с целью краткой ревизии. Все работы теперь откладываются до весны. Около 16 часов отъезжаем от участка. До свидания, наш второй "домик в деревне" и наш будущий "загородный дом". До скорой встречи в новом сезоне!

Зима на носу, а морозы явно запаздывали. Уже и ноябрьские праздники прошли, а прочного льда на водоёмах всё не было. Зато снега выпало вполне достаточно, чтобы укрыть наши огороды и сады. Мы со Светой заквасили первый бочонок капусты, кстати, не очень удачно. Отпраздновали мой день рождения – в гости приезжали Саня и Ира с внуками, а питерцы передали поздравления по телефону. В конце месяца мне позвонил Георгий Асеев и пригласил на рыбалку на Рузу. Приглашение было с благодарностью принято, как сказали бы в дипломатических кругах. Выехали мы с ним на его джипе вечером в пятницу 30 ноября.

Пришла пора съездить в деревню – посмотреть на зимний сад и огород, а главное, порыбачить на Неро по первому льду. Хотя первым его уже нельзя назвать, но, тем не менее, для меня там он будет первым в новом рыболовном зимнем сезоне. Поехал 7 декабря, как обычно, на экспрессе, благо Светлана выделила мне необходимые для этого ресурсы. По приезду в Ростов обнаружил, что изменилось расписание автобусов – рейс на Угодичи теперь уходил в 11-40 вместо 12-15. В запасе у меня было всего 10 мин. поэтому в магазин пришлось зайти уже в Угодичах. После получасовой прогулки по морозцу (довольно крепкому) я был уже в деревне. Поскольку замок в калитке я сразу открыть не смог, пришлось кряхтя перелезать через калитку. В избе было морозно и неуютно, но всё в целости и сохранности, так же как и на огородах. Прибежал, дрожа от холода и радостного возбуждения, соседский Джек, которого я тут же угостил сосиской. На речке лёд был довольно толстым, так что пришлось поработать ломом, делая прорубь. Расчистил дорожку к речке, отбросил снег от крыльца и натаскал в избу хвороста и дров.

Растопив русскую печь и перекусив на скорую руку, пошёл побеседовать с соседями. Алексей только что вернулся с озера – поймал трёх небольших щук. Тут же прибежал Джек, держа в зубах сосиску, которую он бережно хранил уже больше часа, повилял хвостом и снова убежал в конуру. Люся сказала, что термометр на улице показывает минус 25 градусов – действительно мороз к ночи усилился. Я проверил состояние погреба – до картошки грызуны, слава Богу, не добрались. Приготовив большую кастрюлю супа из тушёнки и сварив несколько штук свеклы, я затопил вторую печь и начал готовиться к завтрашней рыбалке. Спать ложился рано, на кровать с включенными электрогрелкой и электрорефлектором – в избе было ещё холодно. Перед сном немного почитал взятую из дома книгу – "Трагедии" Сенеки, послушал по приёмнику "Маяк".

Рано утром я снова затопил печку и лёг досыпать. В 8-00 на улице рассвело, послышался шум машин рыбаков, проезжавших к озеру дорогой за огородами. Встал, быстро позавтракал и отправился, весь горя нетерпением, на озеро. Пройдя мимо рыбаков, которые ловили в устье Княжны малька для жерлиц, я направил свои стопы далеко влево вдоль берега, где когда-то летом неплохо ловил окуней. Где-то здесь, по словам Алексея, народ "дерёт" этих самых полосатых. Однако, кругом меня то тут, то там расположились "щурятники" со своими "флажками" и местные мужики, блеснившие в проходах между камышами. На мормышку никто здесь не ловил. Мимо на автомашинах носились по льду любители зимней рыбалки с комфортом. До самого обеда, поменяв несколько мест, я так и не дождался ни одной окуневой поклёвки. Попив чайку из термоса с бутербродом, я двинул назад, в свои старые места, напротив деревни. Пройдя речку, я обратил внимание на двух рыбаков, ловивших на мормышку на небольшом плёсе между камышами и изредка выдёргивавших из лунок небольших окуньков. Расположившись невдалеке, я тоже включился в увлекательный процесс игры с "полосатыми матросиками". Морозец был достаточно крепкий, лунку быстро прихватывало, но уже вскоре я начал "доставать" небольших окуньков с метровой глубины. Решив, что менять место не буду, я просидел на этих лунках до 16-00, поймал около десятка мелких и средних окуней и с наступлением сумерек пошёл домой. Было настроение плюнуть на всё и завтра поехать в Москву. Дома снова растопил печь, выпил рюмочку, согрелся и решил, что завтра снова попытаю счастья на этом же месте. Однако утром принял другое решение – собрался и уехал в Москву.


Открываем новый дачный сезон

Наступил новый 2002-й год. У меня снова перемены – закончился период вынужденного бездействия на общественном поприще. Мои друзья, Анатолий Скрыль и Георгий Асеев, пригласили меня на работу в информационное агентство "Росинформуголь" осваивать новый интересный интернет-проект. Это прекрасно – заниматься делом, которое тебе нравится, да ещё рядом со старыми друзьями, кстати, такими же любителями рыбалки, как и я. Жаль только, что поездки на дачу придется сократить, оставив на эти цели выходные и праздники. Во второй половине февраля установилась почти весенняя погода. Вообще эта зима, за редким исключением, необычайно тёплая. Решили 24-го числа съездить в Чёриково и посмотреть на свой дом и участок. Дорога была сухой, только во многих местах наблюдался обычный "весенний" эффект традиционного русского разгильдяйства – разрушался верхний слой асфальта, уложенного осенью второпях и некачественно. К нашему удивлению, подъезд к участку оказался нормальным. Тем не менее, оставили машину на дороге, прямо напротив нашего дома, и прошли через поле. Открыл калитку  – участок почти без снега, только в нижней части огорода его осталось немного. Зашли со Светой в бытовку – там всё оказалось на месте, и вдобавок было теплее, чем на улице. Примерно часа полтора позанимались делами – насыпали снега в бочки, подсыпали снежку под яблоньки. Слегка перекусили в бытовке – в дом не стали заходить, чтобы не открывать забитый проём. Сели в машину и проехали до деревни. Светлана поговорила с матерью Ирины, которая пожаловалась ей, что у них пропала большая и злая собака (кстати, та, что нападала на С.Ф.), рассказала деревенские новости. Света сходила к домам наших соседей-дачников, проверила все ли в порядке. Видимых следов чужих посещений не было обнаружено. Довольные проделанной работой, мы поехали в Москву. Скоро, совсем скоро, сюда придётся наведываться часто – весна уже не за горами!

23 марта решили съездить в Белоусово – посмотреть оконные рамы на заказ, а потом заехать в Чёриково немного поработать. Сразу за МКАД попытались найти лесоторговую базу, но нам это не удалось. Дорога была сухой, временами проглядывало солнышко. Доехали за полтора часа. В магазине стройматериалов Светлана занялась выяснением заказа на окна – оказалось, что сроки изготовления у них небольшие, но цена довольно высока. Решили подождать до лучших времён и посмотреть где-нибудь в другом месте. Поехали в Чёриково, но заезжать на нашу дорогу не рискнули, так как была глубокая колея и размякшая глина. Оставив машину на обочине, пешком пошли на участок. На небе выглянуло солнышко, ветра не было, в вышине пели птички – на душе было по-весеннему радостно. Света занялась посадкой черенков смородины, которые нам дали Шаровы, и акации, что мы нарезали по дороге. Я натаскал из полноводного ручья полную бочку воды, а потом занялся уборкой мусора около дома. Кроме того побелил стволы яблонь, с которых без разрешения С.Ф. перед этим снял капроновую обвязку. Подъехал на своей "Газели" дальний сосед, горьковчанин Саша – они с женой приехали с ночёвкой, предложил "затащить" мою машину. Но мы решили уже скоро уезжать, поэтому не стали связываться с грязной дорогой. Поработав примерно часа три, попив чайку из термоса, поехали домой с чувством, что новый дачный сезон у нас открыт!

Сегодня воскресенье, последний день марта. Вчера занимались важным делом – ездили на строительный рынок "Каширский двор", где купили два оконных блока. А накануне нам позвонил сосед по даче, Виктор, и "настращал" нас плохим заездом на участок, так как проезд "разбили" лесовозы. Он завез туда несколько машин строительного мусора для ремонта самых тяжелых мест на дороге. Несмотря на эти предупреждения, мы со Светой поехали в Чёриково. К нашему удивлению, дорога оказалась уже подсохшей, и мы сравнительно легко заехали на свой участок. Денёк оказался теплым, и мы с удовольствием потрудились несколько часов: С.Ф. обрабатывала кустарники, я таскал воду в бочки, а потом занялся развесистой вербой, которую прошлой осенью спилили в овраге по нашей просьбе плотники. Ножовкой пилил крупные ветки и носил их на участок. Остались лишь два толстых ствола, которыми придётся заняться в другой раз. Затем, обнаружив неподалеку от ручья сломанную ветром молодую сосёнку, поработал ножовкой и перетащил на участок длинный хлыст – пригодится для будущих строительных работ. Вся эта переноска тяжестей отняла много сил. Светлана трудилась, не разгибая спины, и тоже порядком устала, хотя виду не подавала – единственно, о чём она пожалела, что забыла дома семена – земля была достаточно прогрета, и можно было посеять зелень. В завершении я провел первые работы на траншее под будущим фундаментом террасы. Слегка перекусив, около 17 часов поехали домой в Москву. На участке остался один куст смородины, выпустивший маленькие листочки, и один крокус, у которого набух бутон цветка. На следующие выходные мы планируем поездку в Воржу, так что, наверное, цветы отцветут без нас.

После неоднократного откладывания, пропустив все теплые дни, в период весенних заморозков, всё-таки собрались и 6 апреля поехали в деревню. Чем дальше продвигались мы на север, тем более зимним становился окружающий пейзаж. Перед Ростовом, на льду Неро увидели небольшой залив, усеянный рыбаками как деревенские ветлы весенними грачами – наверное, "пошла большая плотва". В Ростове "затарились" продуктами, С.Ф., невзирая на мои протесты, купила две кучки плотвы около магазина – мне как рыболову не пристало покупать рыбу у базарных тёток! В районе Угодичей обратили внимание на пустое озеро в нашей стороне – похоже рыбой здесь не пахло, потому и рыбаков не было видно. Подъехали к дому по противоположному берегу речки. Встречать нас прибежал радостный Джек. Снега на огородах почти не было. Дом встретил нас зимним холодом, хотя на улице уже пригревало весеннее солнышко. Затопили русскую печку и занялись хозяйственными делами. Мы привезли с собой заправленный газовый баллон, однако выяснилось, что наша газовая плита не может нормально функционировать – пламя в горелках постоянно гаснет. Прочистить головки у горелок не удалось, так как всё намертво "прикипело". Пришлось воспользоваться услугами печки и электроплитки для приготовления пищи. Проверил состояние погреба. Наконец-то, я добился того, что грызуны не смогли добраться до моих запасов: картофель, свекла и морковь были в целости, сохранности и отличной кондиции – вот что значит деревенский погреб!

После обеда я взял одну удочку, оставил ледобур дома и пошёл на озеро – посмотреть, что там творится. У берега были проталины, и я слегка намочил свои валенки через дырявые бахилы. Побродив около полутора часов по старым рыбацким лункам, при полном отсутствии других рыбаков (все, как мы уже видели, ушли вслед за рыбой к другому берегу озера) я вернулся домой без единой поклёвки. Вот тут-то и сгодилась купленная Светланой рыбёшка. На ужин, в натопленной двумя печками избе, мы её пожарили и под бутылочку "Ярпива" дружно "приговорили"; при этом я, как ни странно, не почувствовал никаких угрызений совести в моей разомлевшей от тепла и пива рыбацкой душе.

На следующий день я достал из погреба семенной картофель и разложил его в двух корзинах в избе для яровизации и подготовки к посадке в будущий приезд. Света посадила в тепличке кое-что из зелени, там земля уже прогрелась. Провели небольшую вырезку старых веток на яблонях и слив. Загрузив в машину мешочек картошки, по пакету свеклы и моркови, начали собираться в дорогу. На выезде из Ростова снова увидели на льду заливчика огромную толпу рыбаков. Пришлось ограничиться лёгкой завистью к людям, имеющим время и возможность насладиться хорошим клёвом по последнему льду. Домой, в Москву, доехали нормально.

Со средины недели стоит теплая летняя погода 15-16 градусов тепла. В пятницу вечером подготовил прицеп, загрузив в него всякую всячину, а рано утром 13-го выехали в Чёриково. Народ дружно "валил" на свои дачи – теплая погода разбудила "тягу к земле" у самых закоренелых горожан. Дачный участок встретил нас пением птиц и дружным цветением крокусов! Несмотря на сильные заморозки, которые здесь были в период нашего отсутствия, выстоял и куст смородины, рано выпустивший листья. На грядках дружно лезли из земли стрелки тюльпанов и чеснока, практически все кусты смородины и крыжовника выпустили листья. Все наши соседи уже были здесь – они заехали в пятницу вечером. Сходили в гости и немного пообщались с ними. Разгрузив прицеп и машину, занялись делами. Я начал ставить теплицу, а С.Ф. взяла в руки свой плоскорез и начала готовить грядку под зелень. Перед обедом сходили с мужиками на дорогу и растаскали почти две кучи строительных отходов, которыми вымостили часть будущей трассы для заезда к нашим участкам. Поясницу свою я натрудил основательно за час работы на общее дело. К обеду солнышко пригрело совсем по-летнему, градусник, который Света купила накануне, в тени показывал 19 градусов. Вот здесь пригодился квас, трёхлитровую банку которого Светлана привезла с собой, я прикладывался к ней через каждые полчаса. Уже в обед я разжёг костёр и поддерживал его до самого вечера. После ужина растопил обогревательную печь, которая сначала подымила, покоптила, но потом разгорелась в нормальном режиме. Её поставили в первом помещении бытовки и легли спать в 22-00 с открытой дверью в спальное помещение. Ночью обещали по Москве всего 2-3 градуса тепла. Света залезла в спальный мешок, а я лёг под тёплое одеяло. Всю ночь ворочался – болела спина, но холодно не было, наоборот утром вся рубашка оказалась мокрой от пота.

Под утро погасла наша печка, по-видимому, кончилась солярка в бачке, и у нас в спальне стало прохладнее. Встал я в 8-00. Вышел на улицу и ахнул – вся машина покрыта толстым слоем инея, а в вёдрах с водой образовалась корка льда толщиной 6-8 мм. Знатный морозец был ночью – не меньше 3-4 градусов ниже нуля. Однако скоро солнышко сделало свое дело и всё стало на свои места – столбик термометра пополз вверх и жить стало радостнее. После завтрака я достал свой агрегат ТИСЭ и начал формовать блоки фундамента под террасой с левой стороны. Сделал три блока, когда пришли Виктор с Леной. Виктор посмотрел мою теплицу, собранную накануне и оставленную без плёнки до следующего приезда, он собирается покупать что-либо подобное. Я показал ему также агрегат ТИСЭ в действии. Чуть позже Света с Леной съездили в Истью за саженцами на машине их зятя, но ничего не купили, так как хозяева куда-то на время отъехали. Мы продолжили работы. С.Ф. посеяла на грядку зеленные, а в капустницу семена капусты на рассаду. Мимо проехал на "Волге", погудев нам, Роман, через некоторое время посигналил Виктор, незамеченным уехал Николай. Мы продолжали работать (или отдыхать на даче – если так кому-то нравится лучше) замещая пролитый трудовой пот квасом и чаем. По просьбе Светланы я подготовил грядку под будущие посадки огурцов внося в неё компост и навоз, потом закрыл её плёнкой. К половине седьмого закончили работы и уставшие поехали домой. В районе р. Десны попали в мощную пробку, которая образовалась из-за ремонта дороги в на одном из небольших дорожных мостов. Ползли в ней более получаса. Можно считать, что полноценная дачная жизнь со всеми её радостями и невзгодами началась.

Поехали утром в субботу, 20-го числа. Погода стоит хорошая, тёплая. Вообще, в этом году апрель радует теплом и погожей погодой. Как всегда, загрузил под завязку прицеп. Доехали до Чёриково довольно быстро. Почти все соседи были уже на своих участках. На даче весна была в самом разгаре. Из земли лезло всё, что могло расти, распустилось много тюльпанов, которые радовали нас своей весенней свежестью. Цвела смородина, распустились листья и набухли цветочные почки на яблонях, вишнях и прочих плодовых деревьях. После разгрузки машины и прицепа, на котором я привез своего «Крота», принялись за работу. Приехали соседи, Виктор с Леной, занялись своими делами. Я начал пахать правую сторону огорода под грядки, однако дело шло очень плохо. Земля была уже достаточно сухой, фрезы у культиватора оказались тупыми, да к тому же, как выяснилось позже, я их неправильно установил при сборке. В общем, намаявшись с этим «железным конём», я прекратил работы, осилив лишь две-три грядки. Было решено взять фрезы в Москву, наточить их в гараже, а в следующий приезд продолжить пахоту. Светлана занималась кустарниками, деревьями и теми грядками, которые были уже вскопаны. После неудачи с пахотой я переключился на заготовку дров. В прошлом году плотники по моей просьбе спилили вербу в овражке со стороны соседей, и я теперь отпиливал крупные ветки и носил их на участок. Натаскал большую гору хвороста и поленьев. Вечером посидели у костра, полюбовались хорошим закатом и пошли спать.

Спали нормально, так как ночью было не очень холодно. Утром я продолжил работы по заготовке дров, пополнению запасов воды в бочках, а также сходил за питьевой водой к роднику. Перед обедом я вместе с Виктором, Романом и Николаем около полутора часов поработал на обустройстве дороги. Мы раскладывали куски бетона и асфальта в колеи, пытаясь выложить нормальный заезд на наши участки. Никого из дачников кроме нас эта работа не привлекала, все проезжали мимо, поглядывая на нас как ненормальных. После обеда я немного поработал в доме и около него, собирая строительный мусор, а потом продолжил возведение фундамента под террасой. До отъезда домой успел сделать пару замесов раствора и сформировал три блока с помощью ТИСЭ. В Москву поехали около семи часов вечера.

27 апреля был короткий рабочий день (работали в субботу в счёт будущих майских длинных выходных). После работы быстро собрались и поехали в Чёриково. На месте были в половине девятого вечера. Тюльпаны расцвели в полную силу, радуя глаз своим великолепием, начали цвести и какие-то другие цветочки на клумбах. Немного поработали на огороде и в саду, разожгли небольшой костерок. Поздно вечером отправились спать. Ночь была тёплая. Встал в 8-00 и принялся за работу. Собрал по всем правилам агрегат под названием мотокультиватор «Крот» и дело пошло. К обеду вспахал обе стороны огорода, а по просьбе Светланы «прошёлся» культиватором по целине между плодовыми деревьями. В результате этот участок стал более ровным, и неугомонная С.Ф. тут же начала его обрабатывать, вытаскивая корни сорняков и разравнивая землю. Затем по её же настойчивой просьбе вспахал небольшой кусочек земли за домом, на месте будущего гаража, куда она собиралась посадить кабачки. В обед вдвоем с Виктором поработали на дороге, раскладывая куски бетона. У Романа был радикулит, поэтому он не участвовал в работе, а его друг Александр, земляк С.Ф., хотя и обещал принять участие в общих работах, но по причине постоянного «бодуна» так и не появился в наших краях. Затем я в течение дня занимался формированием грядок. Попытка накрыть теплицу нетканым материалом спанбондом оказалась неудачной, так как при покупке его мы явно «промахнулись». Размер куска оказался не 4,7 м, как нам требовалось, а 4,2 м, что не позволяло накрыть им теплицу по длине. Мы решили, что используем его для других целей, а плёнку для теплицы купим, когда поедем в Воржу. Пообщались с соседями, договорились, что приедем накануне праздников. В Москву ехали поздно вечером, снова немного «посидели» в большой пробке у ремонтируемого моста.

Поехали на дачу вчера, 30 апреля, после короткого рабочего дня. Приехали в половине восьмого, соседей никого нет, хотя Виктор с Леной обещали приехать. Немного поработали на грядках, попили чайку и посидели у костра, наслаждаясь прекрасным теплым, безветренным вечером и пением соловьёв. Спать ложились поздно. Утром на улице было прекрасно – тепло и солнечно. Я сразу принялся за работу по формированию грядок, а С.Ф. после завтрака – за обхаживание садовых посадок и наведение порядка на вспаханных мною в прошлый раз участках территории. До обеда я несколько раз съездил в карьер за песком, а после обеда посадил три борозды раннего картофеля. Вечером к нам пришли соседи, Виктор с Леной, а позднее Роман со Светой (мы их пригласили к себе на шашлык, который С.Ф. заготовила накануне из индейки). Мы плотненько посидели за столом на улице, распив пару бутылочек (водки и вина). Было много разговоров и песен. Веселились от души, отмечая праздники и начало активного дачного сезона. Почти весь вечер у меня в машине играло радио – слушали песни и новости. Спать разошлись затемно.

Утром немного болела голова после вчерашних посиделок. Пришлось чуть-чуть полечиться народным способом, т.е. опохмелиться. Работать с утра не очень-то хотелось, но всё-таки я заставил себя заниматься делами по дому и огороду. После завтрака выяснилось, что на машине «сел» аккумулятор (надо полагать причиной стало вечернее радио в машине). Пришлось пригласить Виктора с его «четверкой» и завести свою машину, «прикуривая» от неё. После этого я держал свой двигатель в работе на холостом ходу более часа, подзаряжая подсевший аккумулятор. Целый день занимался грядками и сажал картофель. Носил воду из родника для питья и немного из овражка на технологические нужды. Света хлопотала в саду, на огороде и по хозяйству. Вечером отдыхали у костра и мечтали о будущем доме. Проспал необыкновенно долго, до половины девятого. С.Ф. встала раньше меня (что почти никогда не бывает!) и начала хлопотать по хозяйству. После завтрака начались обычные дачные будни: С.Ф. занималась садом и засевала отдельные грядки на огороде, а я продолжал их формировать. Посадил ещё несколько борозд картофеля, работал по фундаменту террасы. В обед соседи начали потихоньку разъезжаться. Чуть позже начали собираться и мы, уж больно устали за эти дни и хотелось отдохнуть в городе от дачных будней.

Поехали в деревню, как обычно, на вторые майские праздники. Я взял с собой "Крота", лодку и газонокосилку. Сразу по приезду занялись обычными делами – я косил траву в проходах к огородам и речке, а С.Ф. обрабатывала газонокосилкой лужок перед домом. Наведя порядок с травой, принялись за посадочные работы. После обеда я сделал на дальнем огороде одну большую и две маленьких грядки. Светлана обработала землю в старой теплице и посеяла туда морковь. Вечером я наловил в речке ручейника и отправился на рыбалку. Погода была не очень подходящая – прохладно и ветрено, тем не менее, без рыбы я не остался – наловил килограмма 1,5 плотвички.

На следующее утро, взяв в руки мотокультиватор, провёл вспашку участка под картофель на дальнем огороде, а также вспахал землю у речки. Однако, здесь мы решили отступить от обычных посадок – я засадил сортовым картофелем только одну среднюю грядку, Света посеяла на две маленькие грядки лук, а грядку, ближнюю к речке, засеяла овсом. Мы постепенно приходили к пониманию того непреложного факта, что рано или поздно посадки в деревне придётся прекратить. На дальнем огороде С.Ф. в дополнение к засеянной осенью грядке с чесноком, высадила на одну маленькую грядку лук, а на другую – кабачки. У речки, выше кустов крыжовника мы посадили несколько семечек тыквы, которые закрыли лутрасилом. До конца дня я засадил картофелем примерно две трети участка на дальнем огороде. Утром продолжил работы по посадке картофеля на дальнем огороде. Кроме того, с краю, от тропы сделал большую грядку, на которую Светлана тут же высадила лук, а по краям свеклу. Ближе к обеду закончили, в основном, запланированные дела и начали собираться в обратную дорогу. "Крота" я решил оставить в деревне, так как в гараже и так места мало, да может осенью он здесь мне понадобится. Пообедав, выехали в Москву. По дороге купили толстую плёнку для теплицы в Чёриково, где нам ещё предстояло продолжить весенние посадочные работы.

Вчера после обеда приехали из Воржи, а сегодня рано утром отправились в Чёриково. Отдыхать некогда – недаром в народе говорят: "Весенний день год кормит". Погода стоит неплохая, но достаточно прохладная. Соседи все на своих участках. Наша дача встречает нас редкими отцветающими тюльпанами и роскошным цветением куста японской айвы на входе. За забором со стороны лесочка начинает буйствовать черемуха – по народным приметам скоро должно существенно похолодать. За наше отсутствие прошли небольшие дожди и немного смочили почву. Мы привезли с собой рассаду томатов открытого грунта, которые Света собирается высаживать на грядку. После разгрузки автомобиля, настройки газовой плиты и традиционного похода с вёдрами за водой к своему "водопою" начинаю копать ямы на указанном С.Ф. месте для посадки двух отпрысков вишен, которые мы привезли из деревни. Потом Светлана отдаёт соседям поросль сливы из Воржи, хотя гарантии, что всё это приживётся никакой нет  – уж больно поздно для весенних посадок. Пока нет ветра, я накрываю теплицу плёнкой, купленной по дороге из деревни. После обеда Света высаживает на грядку рассаду томатов, а я делаю над грядкой парник из больших пластиковых трубок, который с трудом накрываю старым лутрасилом. Дело в том, что одинарный лутрасил, который куплен нами накануне имеет ширину 2,1 м, что явно недостаточно для накрытия парника из пластиковых труб. Здесь нужна ширина плёнки не менее 2,6 м. Поэтому приходится использовать старый укрывной материал двойной ширины, предварительно сшив три куска разной длины. Всё это отнимает много времени. 

По просьбе С.Ф. я привез на машине несколько кусков бетонных плит, оставшихся после нашей укладки на дороге. Она выложила из них дорожку от бытовки по саду. Тем временем все соседи разъезжаются, видно устали за время длинных майских праздников. Сразу после ужина, где-то часов в 7 вечера и мы со Светланой засобирались домой. У нас тоже чувствовалась усталость, мы ведь ещё от деревни не отдохнули как следует. Вот вам ещё парадокс современной дачной жизни. Казалось бы, люди едут на дачу отдыхать, а мы всё время почему-то здесь работаем, а отдыхаем в городе! Кстати доехали мы вполне сносно, почти никаких пробок не было, наверное, действительно все дачники сегодня разъехались пораньше.

Сегодня снова был рабочий день – компенсация за второй из майских праздников. В Москве холодно, температура около 6 градусов, временами идет снег. Наш начальник, Анатолий Иванович, опять отпустил всех в 14-00, поэтому мы со Светланой быстренько собрались и поехали в Чёриково. Света взяла на посадку рассаду перцев, а томаты пока оставили в Москве. До вечера поработали немного на огороде: С.Ф. на грядках, я – на доме, продолжал потихоньку заниматься фундаментом под террасой. Спать ложились как всегда поздно. Утром встал рано, погода была хорошей, и я сходил за водой к своему бывшему ручью, а потом занялся до завтрака работами по фундаменту под террасой. После завтрака Света высадила на грядку перцы, а я поставил над ними дуги и укрыл толстым спанбондом, чтобы им было потеплее – ведь впереди ещё немало холодных дней и даже заморозков. Из деревни мы привезли примерно полтора ведра картофеля на рассаду. Весь его я посадил на последние борозды на "картофельной половине" огорода. Осталось немного места для грядок, на которые Светлана посеяла овёс в качестве сидерата для будущих урожаев. Работали весь день, сильно устали и, немного отдохнув, часов в семь вечера собрались и поехали в Москву.

Приехали в Чёриково вечером 24 мая. Пока ехали, всё время шел дождь, а по дороге были пробки – затратили на весь путь 2,5 часа. На въезде на нашу грунтовку машину развернуло на 90о, но я справился и тихим ходом доехал по мокрой дороге до участка. Спать было тепло, а утро порадовало нас хорошей погодой. Светлана продолжила высадку перцев на гряды, а я закончил формировать новые грядки и посадил весь остаток картофеля. Кроме того Света высадили перед домом георгины и декоративное растение – "клещевину". Между делами боролись с одуванчиками, которые, по мнению С.Ф., сильно "портят" вид участка. Пух от них летает повсюду и придает неряшливый вид всем  плодам нашего кропотливого труда. Спать пошли поздно, около 11 часов. Под утро снова похолодало, ночью был небольшой морозец, который, однако, не причинил ущерба вчерашним посадкам. Весь день С.Ф. занималась высадкой цветов, посеяла также лук-севок на зелень, декоративную фасоль и т.д. Я потихоньку работал в доме, плотничал и столярничал, благо фронт работ был очень большой. Временами отвлекался по просьбе супруги на какие-либо земляные работы на участке. Вечером Света отдала соседке Лене оставшуюся от посадок рассаду, и мы в восьмом часу поехали в Москву. По дороге снова были пробки.

Вот и началось лето! Приехали на дачу в полдень. Сегодня первое июня, стоит жаркая погода – температура воздуха 30оС в тени. С.Ф. высадила на 4 грядки рассаду капусты. На учавстке очень сухо – все наши посадки требуют полива, а с водой проблемы. Я возил воду во флягах из родника, что около Т.И. Потом съездили со Светой в Воробьи, где купили пару десятков кирпичей, а заодно набрали воды в большую флягу и 5-ти литровые пластиковые банки. Вечером в гости зашла соседка, Лена Аникина – они со Светой посидели у костра, но их по домам прогнали комары. На следующий день С.Ф. снова высаживала томаты в открытый грунт, заменив и те, что подмерзли в прошлые заморозки, а я работал в доме. В Москву поехали в 9 вечера – машин было уже поменьше.

Сегодня четверг, 6 июня, и ехать на дачу мы вовсе не собирались, однако нас напугали метеопрогнозы на предстоящую ночь. Все дружно обещали снижение температуры и возможные заморозки на почве во многих районах Подмосковья. В начале десятого вечера мы сели в машину и "рванули" в Чёриково. На месте были в 22-30. Стоял тихий, довольно тёплый вечер, за нашим лесочком, в кустах, лениво насвистывал свою вечернюю песню соловушка. Первым делом Света обошла весь огород – за прошедшие дни дождей не было и кругом стояла сушь. Она полила только что взошедшие тыквы, а я начал укрывать дополнительной плёнкой перцы, а затем разжёг печь на солярке и поставил её в теплицу. Теплицу плотно закрыли с обеих сторон. Теперь можно было и заморозки встречать. Между тем в надвигающейся темноте я увидел на лугу, ближе к асфальтовой дороге, некое сооружение, вызвавшее наш повышенный интерес. Им оказался обыкновенный деревянный туалет типа "сортир", который, как известно сам по себе не вырастает на пустом месте, а является непременным атрибутом начала освоения участка. Это могло означать, что слева от нас появился долгожданный сосед. Мы со Светланой пошли полюбопытствовать поближе. Действительно, через 4 участка от нас кто-то начинал осваивать землю: были завезены металлические конструкции для забора и поставлено упомянутое выше сооружение. Факт этот нас обрадовал – теперь уже не мы на самом краю осваиваемой территории, да и нашего полку дачников прибыло. Вернувшись на свой участок и подышав ещё немного прохладным вечерним воздухом, мы отправились спать. Проснулись мы в половине шестого. Я вышел на улицу и посмотрел на термометр – он показывал ноль градусов. Крыша машины, стёкла и крышка багажника обледенели. Значит, действительно ночь была на редкость холодная, и мы не зря сюда ехали. С.Ф. взрыхлила политые вчера растения, я загасил работавшую всю ночь печку. Мы попили чайку, попрощались с нашими растениями и двинулись в Москву – мне надо было успеть на работу. Доехали по довольно пустой дороге за 1 час 15 минут. Это была самая короткая наша поездка на дачу – всего на несколько часов, так сказать, аварийная поездка, но она прошла нормально.

Наступило 8 июня, день рождения у нашего внука, Миши, а у свата Михаила  – юбилей (55 лет). В прошлые годы они совмещали эти праздники, но сейчас ситуация изменилась в связи с размолвками Александра и Ирины. Ира с детьми сидит на даче в Горках, где находится Саня – неизвестно, его мобильный телефон отключён. Возможно он на своей новой работе, дежурит по сменам в Химках. Поэтому мы с утра поехали к сватьям на дачу в Луцино, где поздравили Михаила с юбилеем, вручили подарки. Сватья показали нам, как они обустраивают свой сад. Уже есть определённые успехи – неплохо смотрятся цветники, очень хороша теплица, подрастают фруктовые деревья. Дом снаружи выглядит очень прилично, но работы внутри коттеджа затягиваются и домашним уютом здесь пока не пахнет. Пробыв пару часов в гостях, отправились на свою дачу. Путь наш лежал через Кубинку, Наро-Фоминск, Балабаново. Заехали в Воробьи, где набрали воды в канистры. По спидометру от Луцино до Чёриково набралось около 80 км. 

Прибыли на дачу в половине двенадцатого. Все соседи (кроме дальнего нового) уже трудились в поте лица. С.Ф. сразу же принялась за поливы и рыхление, а я пошёл к "ручью" за водичкой. Но, увы, меня ждало полное разочарование – остатки лужи пересохли и теперь водную проблему придётся решать другим путём, короче говоря, переходим на привозную воду. В течение дня я дважды съездил за водой к соседям (Тамаре и Валентине), использую две большие канистры, что забрал на даче у Шаровых. Света, приготовила обед, мы с ней выпили пивка за наших именинников и после небольшого отдыха снова занялись привычным "дачным отдыхом" – она согнулась над грядками, а я взялся за "кирпичные дела" – заделывал проём между нижним венцом сруба и цоколем на фасаде дома. В перерывах между замесами раствора начал окучивать ранний картофель и увидел, что колорадские жуки, которых на первый взгляд на кустах не было видно, на самом деле уже вовсю откладывают потомство – пришлось заняться сбором "икры" с нижней стороны картофельных листов. Светлана обнаружила, что обе вишни поразила тля, и принялась опрыскивать деревца горячей водой. Вечером пришли в гости сестры – Т.И. и В.И., посидели за столом, поговорили о прошедшем недавно заморозке и о прочих делах. В это время очень беспокойно вели себя "наши" трясогузочки, всё время летали вокруг и верещали. После ухода соседей я посмотрел под стол, пытаясь понять причину их беспокойства, но ничего не увидел. Вечером, как обычно, посидели у костра, слушали пение соловья, наслаждались чистым воздухом, а в двенадцатом часу ночи уставшие пошли спать.

Встал я по привычке в половине седьмого утра, посмотрел на термометр – было 12 градусов тепла. Чтобы не будить Светлану, которая ещё сладко посапывала, пошёл досыпать в машину. Здесь пришлось бороться с комариками, которые так и не дали мне, как следует подремать. После завтрака, когда я снова занялся привычной работой, меня позвала Света и сказала, что "наша" птичка дважды вылетела прямо из-под стола, когда она присаживалась на скамейку. Я выдвинул ящик стола, и … всё стало сразу понятно – в дальнем углу ящика, который мы довольно часто открываем, чтобы положить или взять ключи, перчатки и т.п., за полиэтиленовым пакетом, пристроилось уютное гнёздышко, а в нём красовалось 6 или 7 яичек. Поскольку родители летали над моей головой и шумно возмущались таким бесцеремонным поведением по отношению к их будущему потомству, пришлось ящик срочно закрыть. Теперь нам предстояло жить в соседстве с новыми жильцами нашей дачи, а следовательно садиться за стол без особой необходимости уже нельзя, да и ходить вокруг него надо поосторожнее, чтобы не вносить лишнее беспокойство в птичью жизнь. До обеда я трижды съездил за водой: сначала к соседям, потом в Воробьи, где набрал воды из колонки, а затем, следуя совету Романа, который вместе с нанятыми солдатиками копал себе погреб, поехал в Истью и набрал воды из речки. После обеда я слушал по «Маяку» трансляцию футбольного матча чемпионата мира «Россия–Япония» , который наши, как и следовало ожидать, бездарно проиграли (0:1), не забив ни одного мяча. С.Ф. подсаживала на грядках свёклу, пропалывала морковь, высадила на подготовленную мною небольшую грядочку около груш рассаду картофеля нового сорта. Кроме того, в течение двух дней она, постоянно испытывая трудности с выбором свободного места, высаживала привезённые от Шаровых цветы.

Приехал на старой иномарке новый сосед и через некоторое время подошёл к нам, чтобы узнать, где можно набрать воды. Познакомились. Зовут его Евгений, москвич, хотя жена живёт в Ярославле, по виду возраст близко к 50-ти, в разговоре упомянул, что он работник министерства (какого, не уточнил, а я не стал спрашивать). Мне он показался слишком самоуверенным – постоянно подчеркивает, что он здесь всё знает. Ладно, поживем – увидим, каким дачником он окажется. Денёк сегодня выдался теплым, но пасмурным – работать было комфортно. После завершения кирпичных работ (закончились кирпичи) я продолжил окучивать картофель и уничтожать будущее потомство жуков, а потом поработал немного с вишнями – смывал мыльной водой насаждения тли. Ближе к вечеру с запада начало натягивать тучки, вдали погромыхивала гроза. Мы решили не оставаться здесь на ночь и начали потихоньку собираться в дорогу. Подошла соседка Света с дочкой – ищут своего сбежавшего рыжего кота. Ну что ж, нам такие дела хорошо знакомы. Успокоили их – кот найдётся, сам придёт к дому, даже в их отсутствие.

Начал накрапывать дождичек. В 20-45 выехали с участка, и уже на асфальте нас накрыл сильный дождь. Это очень хорошо, так как земля истосковалась по влаге – пусть хорошенько промочит все грядки. Вернёмся мы через два дня, 12 июня, в среду, по случаю праздничного (нерабочего) «Дня независимости». Лишний выходной день дачникам никогда не помешает. Это, пожалуй, единственное хорошее дело, доставшееся людям после дебильного президента «всея Руси» Ельцина. По дороге домой нас несколько раз «доставал» дождь, а по приезду в Москву мы увидели, что здесь он постарался основательно, на асфальте повсюду были видны большие лужи.

Наконец-то выбрали момент для поездки в Воржу, где на огороде ждали нас лук и картошка, наверняка полностью заросшие травой. Поскольку теперь у нас был Саша, которого Лариса привезла три дня назад на всё лето, поехали в деревню втроём. Выехали 15 июня утром рано из Москвы и в половине двенадцатого были на месте. Все подходы к дому были "перекрыты" травой по пояс, так что пришлось первым делом взять в руки косу. В то же время, вопреки нашим опасениям, на грядках сорняков было меньше, чем мы ожидали. Мы поработали ударно вторую половину дня субботы и до обеда в воскресенье. От рыбалки пришлось отказаться. Зато мы пропололи все грядки и окучили картофель. К огромной печали С.Ф. на огороде у речки кто-то выдернул весь лук на двух грядках, высаженный в прошлый приезд. Кроме того, из всех кабачков взошёл только один, все посаженные тыквы, так и не появились из земли. По всей видимости, дело было в старых семенах. На обработку кустарников времени у нас уже не было. Поскольку ягоды жимолости уже частично поспели, набрали три баночки 0,7л. Нарезав букет из прекрасных пионов, в полдень отправились домой в Москву, надеясь вернуться в Воржу через месяц. Саша перенёс поездку нормально, его ни разу, в отличие от прошлых поездок, не укачало. Молодец!

Отправились в Чёриково в пятницу вечером – погода стоит жаркая и сухая. Субботу провели в обычных заботах – С.Ф. пропалывала и рыхлила грядки, я возил воду для полива от родника, а внук боролся с колорадским жуком и поддерживал костер в рабочем состоянии. Прошлый раз Света опрыскала картофель неким средством "Регент", после которого часть жуков погибла. Однако главной напастью продолжала оставаться тля, с ней мы боролись в основном кипятком. В воскресенье жара немного спала и начал накрапывать небольшой дождичек, но наши грядки  хорошенько промочить он не сумел. Соседи, Виктор и Лена купили сруб и привезли его на участок. Приехала и бригада плотников. Посмотрим, как у них пойдут дела, может и мы их наймем для строительных работ.

Снова поехали на дачу вечером в пятницу, 28 июня, погрузив на верхний багажник два оконных блока. Добирались до Чёриково почти два часа, так как плотная пробка была от самой Москвы до ремонтируемого моста за Сосенками. На даче было, как всегда, прекрасно – расцвели лилии, грядки с клубникой ломились от спелых ягод. Вот только на всех парниках оказалась сорванной плёнка, то же самое наблюдалось и на навозной куче за оградой. Как узнали мы позже от Т.И. и В.И. – это были последствия ураганного ветра в прошлый понедельник. Соседи, Виктор с Леной, сразу после нашего приезда поехали в Москву, крикнув нам из машины, что приедут в воскресенье. Их строители уехали на две недели к себе домой, так что наши возможные соглашения с ними о работах по дому отодвигаются на более поздний срок. С.Ф. поработала немного на огороде, я замесил раствор и сделал пару блоков для фундамента террасы. По просьбе Саши разожгли костёр и посидели на скамеечке до позднего вечера.

Утром я прошёлся по картофельным бороздам, собирая очередной урожай колорадских жуков. Кстати, их было не так и много, по-видимому, сказались наши предыдущие усилия. После завтрака мы с Сашей поехали в Воробьи за пиломатериалами, которые я заказал ещё на прошлой неделе. Поскольку машины в магазине леспромхоза в данный момент не было, мне пришлось купить немного кирпичей, три мешка цемента и заправить бензином автомобиль, после чего мы поехали назад. Пиломатериалы обещали привезти после обеда. До обеда мы ещё успели съездить в Белоусово, где я заправил газовый баллон и приценился к стройматериалам на торговой площадке на выезде из посёлка. В послеобеденный час я разобрал оконные блоки и через верх втащил их внутрь сруба, не оставлять же их на виду после нашего отъезда. Во время этой операции обратил внимание на трясогузку, которая начинала беспокойно летать внутри сруба всякий раз, когда я туда залезал через проём. Как оказалось, она свила гнездо в открытом мешке со мхом, который находился в углу. В гнезде красовались четыре яичка, которые, я в этом уверен, перекочевали сюда из старого гнезда в ящике стола. Вся беда заключалась в том, что подобные передряги не могли пройти бесследно и, наверняка, эти яйца стали уже «болтунами», из которых ничего и никогда не высидеть. К сожалению, птицы этого не понимают, природный инстинкт продолжения рода привязывает их к своим гнездам.

После обеда пришла машина с брусом, который я сам разгрузил около забора, водитель помог мне снять с машины четыре тяжелых бруса 200х100 и «содрал» за доставку 200 р. До конца дня я перетаскал брус и уложил его в штабель на террасе для просушки. Во второй половине дня поднялся сильный ветер и повредил крайнюю полосу рубероида на крыше, выдернув её из-под крепящей ленты. Мне пришлось залезть на лестницу и слегка закрепить доской оторвавшуюся сторону полосы рубероида. Наш внук взялся проверить наличие колорадских жуков на картофеле. Делал это он с большой фантазией – держа в руках баночку с соляркой, он проворно ходил между борозд и зорко высматривал полосатых «зверюг». Обнаружив очередного жука, он громко провозглашал: – «Обнаружен неопознанный вредоносный объект». Отправив его в банку, тут же добавлял: – «Объект уничтожен!» К вечеру ветер стих, и я начал обрабатывать картофель раствором дециса, который приготовила Света. В это время она вместе с внуком разожгла традиционный вечерний костёр. Спать ложились, как всегда, поздно.

С утра была пасмурная погода, временами начинал моросить дождичек. Тем не менее, я с самого утра начал класть кирпичи наверху цоколя, закрывая щели. Закончив со стороны фасада, перебрался под террасу, что было очень кстати, так как дождь усилился. Светлана встала и выглянула на улицу с огорченным видом – ей явно не нравилась такая погода. Заметив меня, работающего в три погибели под террасой, она высказала мысль, что придётся рано ехать домой. Попозже дождичек брызгать перестал, но тучи ещё продолжали ходить над нами. Через некоторое время, как и обещали, приехали Виктор с Леной. Мы пошли к соседям смотреть на строящийся дом. Дом они ставят приличный: общий размер получается 9х9 м, фундамент, сделанный по образцу нашего, вместе с цоколем возвышается над землей чуть ли не на метр. Нам показалось, что расположили они свой дом не совсем удачно – слишком близко к забору, но соседи сказали, что в будущем намерены слегка отодвинуть забор на свободную территорию в нашу сторону. В разговоре Виктор Иванович упомянул, что на рынке он видел хорошую краску разных колеров для шифера, которая при правильной покраске значительно продляет срок его службы. Нам со Светой это понравилось, так как тратить сравнительно большие деньги на гофролист уж очень не хотелось, а крыша из обычного шифера отпугивала своим внешним видом, который она обычно приобретает через некоторое время. Планы у соседей на сегодня были короткими – явное влияние оказывала пасмурная погода. К счастью, часа через полтора погода начала улучшаться, выглянуло солнце и наше настроение пошло вверх. Я закончил перекопку кончика дальней грядки под посадку редьки-дайкона. С.Ф. демонстративно, как у неё это часто бывает, сама начала её копать, не дождавшись, когда я сдержу своё обещание сделать эту работу. Мне, конечно, пришлось довести это дело до логического конца. Потом я начал собирать урожай клубники, на что ушло довольно много времени. Саша, уставший от дневных забот, уже не отходил от машины, которую я после обеда вывел за ворота. Закончив все дела, мы часам к пяти, даже раньше соседей, которые явно вошли во вкус и продолжали работать, собрались и поехали в Москву. Дорога была сравнительно легкой и быстрой, доехали за полтора часа.

Вечером в пятницу, 12 июля, отправились снова втроем в Чёриково, с тем, чтобы в субботу вернуться в Москву и поехать в деревню. Но нашим напряженным планам не суждено было сбыться. Еще по приезду я обратил внимание на то, что на углу крыши дома ветром болтает кусок рубероида. Решил, не дожидаясь завтрашнего дня, сразу после ужина исправить положение дел. Полез на свои самодельные "леса" с молотком и парой гвоздей в руках, чтобы закрепить оторвавшийся край рубероида. Уже на самом верху, на уровне среза крыши, почувствовал, как леса подо мной зашатались и начали "складываться". Схватился, "как утопающий за соломинку", за край свеса крыши, руки заскользили по мокрому покрытию, и я полетел вниз с высоты второго этажа на остатки моих подмостей, которые в художественном беспорядке разметались на земле прямо подо мной. От удара я на несколько секунд потерял сознание, а когда очнулся, увидел над собой испуганные лица жены и внука, которые на шум и грохот выскочили из бытовки. Отделался я небольшим сотрясением и серьезным переломом правой руки в районе запястья, хотя совсем рядом с местом моего "приземления" лежала доска с торчащими вверх двумя огромными и толстыми гвоздями. Бог миловал меня от попадания на них. Правда, позднее обнаружится, что у меня еще ушибы и трещины нескольких ребер, но это покажет уже рентген в Москве. 

Света сбегала к соседям за помощью. Мою поврежденную руку закрепили двумя дощечками, и мы с полковником Виктором Ивановичем на его машине поздним вечером поехали в Балабаново. Там не оказалось работающего травмпункта, и нам пришлось ехать в Обнинск. В поликлинике хирург, глядя на рентгеновский снимок моего запястья, философски заметил: " – Случай типовой,  раздробленных костей много, но я полагаю, что в вашем возрасте уже не столь важна красота,  поэтому я сейчас просто поставлю гипс, а в Москве вам пусть наводят "лоск" на руке." Слегка вправив мне косточки на запястье, он закрепил руку гипсовой повязкой и отпустил нас с миром. Вернулись мы на дачу запоздно, в полной темноте. До утра я кое-как проспал, затем стали собираться в Москву. Прицеп пришлось оставить во дворе у Тамары Ивановны. Светлана отдала ключи от калитки соседке  Лене, чтобы она могла полить томаты и перцы в нашей теплице. Загрузились в машину и поехали потихоньку в Москву. Руль я крутил левой рукой, а передачи переключала по моей команде сидевшая рядом Светлана.  В ЦКБ, куда я попал на неделю, никакого "лоска" на руке, находившейся в гипсе, конечно, навести не могли, и кости срослись так, как им самим показалось удобнее. Да, ладно, Бог с ней красотой, как говорил обнинский "целитель", главное, что рука работает, хотя в ненастье ломит и побаливает, но это уж действительно дело возрастное. В связи с происшествием наши дачные и деревенские дела слегка притормозились.

 

Обустраиваем дом

Утром 12 августа, наконец-то, приехали плотники  – та же бригада, что ставила нам сруб. Накануне я созванивался с Виктором, и он обещал, что плотники привезут недостающее бревно и установят его. Действительно, приехали трое плотников и привезли на машине с каким-то срубом наше "злополучное" бревно. У нас началась горячая строительная пора. Вместе с плотниками съездили в Белоусово, где купили шифер. За неделю ребята покрыли крышу шифером, вырезали проемы и установили два окна на фасаде дома, навесили двери. В подполье сделали бетонный фундамент под будущую печь. Выполнили  большой объем работ по веранде – зашили её доской, сделали "черный пол", утеплили стены и обшили их вагонкой с двух сторон. У входной двери соорудили временное крыльцо. Мы со Светой ездили через день  – покупали и подвозили материалы. В понедельник, 19 августа, вместе с "питерцами", которые накануне приехали в отпуск, поехали принимать работу бригады. Приняли с оценкой "хорошо" и рассчитались с плотниками.  Стоило это нам прилично – 45 тыс. руб. за материалы и столько же за работы.

Не были в Ворже больше двух месяцев, поскольку запланированная на середину июля поездка сорвалась из-за моей болезни и травмы. Теперь же поехали 21 августа на двух машинах, вместе с Саней, которому, как и Илье, не терпелось порыбачить на Неро. Его участие в поездке было как нельзя, кстати, ибо мне одному с больной рукой и перегруженной машиной было бы трудновато даже довезти до деревни всех "питерцев". Доехали нормально, если не считать задержки на выезде из Москвы, когда я и Саня не могли найти друг друга около получаса. Воржа встретила нас запустением на огородах и хорошей погодой. Мы со Светой сразу занялись огородными и домашними делами, а молодежь  –  своими: Лариса хлопотала с малышами, а сын с зятем засобирались на рыбалку. Но тут возникла неожиданная проблема  –  из-за долгого засушливого лета исчезли навозные и земляные черви. Все наши попытки найти червей под кучами сена, в навозе или огороде закончились безрезультатно. Пришлось ребятам сделать тесто, и с этой насадкой они два дня рыбачили на Неро, где наловили полный садок краснопёрки, обеспечив семью рыбой на несколько дней.

С.Ф. с помощью Ларисы успешно справилась с обработкой газона и прополкой грядок. Женщины собрали плоды крыжовника, который хорошо уродился, и немного черной и красной смородины. Яблок было мало, и то в основном, они уже валялись на земле. Мне пришлось основные усилия приложить на уборку скудного урожая картофеля. Кроме того, я вместе с сыном и зятем заменил один деревянный столб в заборе, а второй основательно закрепил.  22-го вечером собрались все вместе на "площадке отдыха" на дальнем огороде, организовали шашлык и хорошо посидели. На следующий день, в пятницу после обеда собрались и поехали в Москву. В субботу вечером проводили дочь с зятем и внуками в Ленинград. В доме опять стало пусто и грустно.

В последний день августа приехали на дачу с ночевкой. Работали по дому – я утеплял окна, а Света пыталась конопатить щели изнутри дома, хотя получалось это у неё похуже, чем раньше, когда она занималась этим снаружи. Полили в теплице и на грядках. Собрали скудный урожай томатов, перцы уродились чуть получше. Заходили в гости Т.И. и В.И. – Света показала им наши новые домашние прибавки. Дом им понравился. Вечером пришли всем составом еще одни соседи: Роман со Светой и их дети – посидели у костра, обсудили текущие дела и планы на будущее. На следующий день перед нашим отъездом в Москву зашли попрощаться Виктор и Лена Аникины – они уезжали по путевке на две недели к Черному морю отдохнуть от трудов дачных. На участке у них осталась бригада плотников, которые работали в доме и клали там камин и печь. Я договорился с молодым парнем, главным "печником", о сооружении у нас шведской печки по проекту, который подобрала Светлана.

Поехали в Чёриково 21 сентября с заездом в магазин стройматериалов на Киевском шоссе. Светлана была твердо настроена уже сегодня купить кирпич для будущей печки. И хотя погода благоприятствовала, у меня не было уверенности, что это нам удастся. Накануне, я договорился с Саней о том, что в случае покупки кирпича он приедет в Чёриково, и поможет нам разгрузить машину. На удивление довольно легко нам удалось купить кирпич и сразу решить вопрос с доставкой на место. Не подвел и Саня, он приехал во-время, и мы втроем разгрузили машину, сложили кирпич в штабели под окнами дома, и укрыли его от возможной непогоды. Саша уехал домой, а мы со Светой остались ночевать в доме. Растопили печь на солярке, которая обеспечила нам тепло и комфорт. Утром Света посадила на грядках чеснок "под зиму", по всем клумбам "натыкала" луковиц тюльпанов. Собрали томаты и перцы –  стебли решили оставить пока нет морозов. 

В октябре несколько раз ездили на дачу без ночевок. 8-го числа, во вторник, я созвонился с нашими печниками, съездил за ними в подмосковный город Королев и привез их в Чёриково. Светлана в это время грипповала, поэтому я передал ребятам план шведской печки, объяснил другие ньюансы и наши пожелания. Печники обещали к субботе закончить все работы и слово своё сдержали. Я попросил их выполнить дополнительные работы по укреплению стропил на чердаке, что они также сделали. 26-го числа мы со Светланой снова без ночевки поехали в Чёриково. Топили печку, остались довольны ею. Я начал работы по обшивке внутренних стен евровагонкой. С.Ф. "ковырялась" на огороде.

У нас уже вошли в практику двухмесячные перерывы в посещении деревни. Что же делать, если дача в Чёриково отнимает у нас все силы, время и средства? Вот и на этот раз, побывав в субботу на даче, вечером вернулись в Москву, а рано утром 27-го выехали в Воржу на два дня. Поскольку именно в ночь с субботы на воскресенье осуществлялся переход на зимнее время, выспались хорошо и уже в половине седьмого тронулись в путь. Погода с утра была отвратительной – с неба сыпал мокрый снег. Так продолжалось почти два часа, затем осадки прекратились. При подъезде к границам Ярославской области на полях становилось всё больше снега, на обочинах дороги местами виднелось даже некое подобие небольших снежных сугробов. Мы подъезжали к "Северному краю". В Ростове подкупили продуктов, Света намеревалась купить свежей рыбки, которой обычно торговали перед магазином, но на этот раз рыбы не было видно – значит, на озере Неро нет рыбалки.

Заезжали в деревню по размокшей дороге и, конечно, я не рискнул ехать через мост. Забрали все вещи, обулись в резиновые сапоги и пешочком пошли к дому. Позднее я отогнал машину во двор к Зое Дмитриевне, где всегда в таких случаях её оставляю на ночь. Дома у нас всё было в порядке. Разобравшись с вещами, мы со Светланой принялись за работу. Прибежал Джек, которому я "отвалил" кусочек колбаски. Натопили обе печки, сначала русскую, потом плиту. Я начал затаривать в мешки остатки лука и картофель, который был в погребе. Поскольку картошки оказалось мало, решил забрать её в Москву, оставив 1,5 корзины на семена. С.Ф. выкопала свой последний урожай моркови, что оставалась на грядке в теплице, а затем принялась наводить порядок с кустами смородины, вырезая старые ветви. Мы с ней выкопали на дальнем огороде куст урожайного крыжовника и пересадили его в загородке около яблони "Медуницы". Весной от этого куста возьмём часть ствола и посадим в Чёриково. Я подправил один из столбов у калитки на дальний огород, который уже заваливался набок. Работы на улице были закончены. К вечеру в избе стало совсем тепло, а на улице тоже потеплело, временами моросил мелкий дождичек, который сводил на нет все следы снега. Кстати, Зоя Дм. рассказывала мне, что мокрый снег навалил только в субботу, а ещё в пятницу вполне сухой была и дорога, и погода стояла более менее приличная. Соседка Люся попросила меня посмотреть их телевизор, который стал барахлить. Зашёл к ним в избу – Алексей валяется на печке, а Джек, встретивший меня вначале звонким лаем, как и подобает сторожу дома, бросился затем всеми лапами на мои штаны, выражая хвостом свой восторг. Алексей рассказал, что недели полторы назад стояли сильные морозы (до - 10о С) и озеро Неро замерзло широкой полосой у берегов, так что охотники выходили на лёд, чтобы пострелять уток. Затем наступило тепло и лёд растаял. Сказав соседям, что телевизор "Самсунг" им надо отдавать в ремонт (там, похоже, барахлили блоки развертки и цветности), я пошёл домой. На улице быстро темнело. Мы со Светой поужинали, попили ярославского пивка со старой воблой и послушали музыку по радио. Достал с печки шахматы и разобрал пару партий мастеров по книге. Дальше делать было уже нечего, а спать ещё рано, так как время было всего 8 часов. Тем не менее, я полез на русскую печь и, невзирая на жар, исходящий снизу через матрас, начал мужественно готовиться ко сну. Хозяйка читала свои журналы, радио продолжало играть, а я потихоньку заснул.

Встали мы уже засветло, в восьмом часу утра. После завтрака я пошёл за машиной, чтобы подогнать её поближе к дому. На обратной дороге встретил чету Семакиных, которые ехали на своей телеге в магазин за хлебом. Договорился с Алексеем, что он отвезёт мои вещи из дома на дорогу к машине, ибо по такой грязи везти мешки и особенно "Крота" на моей тележке представлялось мне чрезвычайно затруднительным. На этот раз мы решили оставить в деревне газонокосилку и резиновую лодку, поэтому я спрятал их подальше от любопытных глаз. Светлана сварила курицу в дорогу, бульон мы частично съели, а остатки вылили. Около 11 часов подъехал Алексей Семакин на своей телеге, и мы отвезли тяжелые вещи к машине. Я дал Алексею 20 руб. на пиво. Минут через пятнадцать мы, забрав свои сумки и магнитолу и закрыв все запоры, попрощались с соседями до нового сезона и пошли к машине. Уложив поаккуратнее все вещички, отправились домой через Угодичи, где я оплатил в Сбербанке счёт за электроэнергию. По дороге заезжали в Ростов за пивом, а в Петровск и Переславль-Залесский в магазины хозтоваров, где купили кочергу и совок для печки на даче и два маленьких пластмассовых ведёрка для хознужд. В общей сложности до дома добирались более пяти часов с учётом больших пробок в Москве, что естественно, так как была вторая половина рабочего дня – понедельника.

Вот и ноябрь наступил. Мы ещё никогда в прежние годы не ездили в Чёриково в ноябре. Но теперь у нас был дом, а в нём работающая печка!!! Решили поехать с ночёвкой, даже если состояние дороги не позволит заехать на участок. А подобные опасения были, так как погода стояла тёплая и долгожданные морозы всё еще не приходили. Дорога до Чёриково была хорошей. Доехали довольно быстро, несмотря на то, что в Калужской области дорожники продолжали ремонт на больших участках трассы, что не могло нас не радовать. Заезд на участок оказался еще не разбитым, и я очень осторожно, чтобы не свалиться в колею, заехал к удивлению С.Ф., которая подобные сцены предпочитала оставлять мне и потому уже шла пешком на дачу. Настроение у меня сразу поднялось – хотя соседей не было ни на одном из участков, зато машина наша стояла под окнами. Света сразу затопила печку, а я, разгрузив салон и багажник от вещей, начал приводить в порядок нашу мини-печь: почистил ей фитиль, заправил бачок соляркой, затем разжёг и оставил разогреваться на терассе. Наступило время обеда. Температура в доме уже поднялась градусов до 10, и мы нормально пообедали. Причём к обеду я сорвал остатки зелёного лука на маленькой грядочке около "школки". На улице ещё потеплело, временами принимался брызгать дождичек, но нас это мало волновало - мы работали в доме! Света конопатила щели между брёвнами, а я красил рамы и продолжал заниматься с евровагонкой. С улицы было слышно, как какой-то грузовик буксовал на выезде с нашей дороги на асфальтовую трассу. Мучился он довольно долго и, похоже, основательно там всё разворотил. Проработав до темноты, мы поужинали, послушали музыку и новости по магнитоле, которую я на этот раз не забыл взять из дома. Вышли на улицу перед сном. Небо было ясным, хорошо были видны звёзды и Млечный путь. Мы помечтали со Светланой, вспомнили, как в детстве любили смотреть на звёздное небо. Спать ложились около 10 часов в хорошо натопленном доме с хорошим настроением.

Встали в восьмом часу утра, затопили печку, потому что в доме было прохладно, всё-таки через неутеплённую крышу и разные другие щели тепло за ночь уходило. После завтрака снова взялись за работу, чтобы к обеду закруглиться и ехать домой. За окном зашумела машина – никак сосед Виктор приехал. И точно, минут через пять он появился у нас на крыльце, напугав С.Ф., которая возилась с посудой на терассе, внезапным скрипом входной двери. Оказалось, что он забуксовал на въезде, Лена толкала машину и теперь идёт пешком. Действительно, через пару минут и она появилась у нас. Мы показали соседям нашу работающую печку, поговорили о планах на ближайшие дни. Виктор пообещал, что они постараются 8 ноября приехать сюда хотя бы на денёк. Соседи пошли к себе открывать забитый досками вход и топить печь-камин, а мы поработали ещё какое-то время и начали собираться домой. Я снял с оконных рам окрасочный скотч, прислонил решётки к окнам, создав видимость их установки и приготовил автомобиль к поездке. Светлана решила не испытывать себя и пошла пешком до асфальтовой дороги, а я с оптимизмом поехал по уже раскисшей дороге к выезду на трассу. Выезд был непростым, меня мотало во все стороны, бросило в глубокую колею, хорошенько тряхнуло и, наконец, вынесло под горку на обочину основной трассы. Через пару минут подошла Света, мы переобули свои резиновые сапоги, заехали в деревню Чёриково, чтобы отдать Валентине Федоровне обещанный мешок сухарей. В Москву добрались нормально.

На праздники в этом году отдыхаем три дня. Поэтому решили поехать на дачу. Правда, с утра 7-го у меня ещё сильно болела спина (на днях "потянул" мышцу под левой лопаткой), и я сомневался стоит ли ехать? Наконец решили ехать – и не прогадали: по приезду в Чёриково установилась хорошая погода. По дороге заехали в новый магазин стройматериалов "Чешский двор". Магазин нам понравился, и мы купили здесь банку лака для кирпича и ещё кое-что "по мелочи". Сразу по приезду на дачу бросились растапливать печку, которая неожиданно показала нам "кузькину мать". По-видимому, из-за сильного ветра и низкого давления началась "обратная тяга" – с улицы через трубу и дымоходы поступал холодный воздух, выбрасывал в поддувало дым и гасил все наши растопочные лучины и бумагу. Намучались и наглотались дыма мы прилично пока растопили взбрыкнувшую печь. Зато потом, словно смирившись со своей долей, она успокоилась, начала работать нормально и исправно грела наш дом все последующие дни. На помощь ей я запустил мини-печь на солярке и в доме начало быстро теплеть. Света занялась своим привычным делом – продолжила конопатить щели, а я красил рамы изнутри. За обедом мы со Светой подняли по рюмочке за праздник Великого Октября, который теперь по дури "дерьмократов" называют праздником "согласия и примирения", а также за нашу дачу. После обеда начало быстро смеркаться, пришлось подключить к аккумулятору переноску. В доме стало светло, из приёмника неслась бодрая музыка вперемежку с рекламой – на FM-диапазоне работала "Европа+" из Обнинска. Настроение было прекрасное. Вечером по-холодку вышли на улицу и долго любовались звёздным небом. Сегодня никто из соседей не приехал. С.Ф. хотела опробовать купленный лак на нескольких кирпичах, но при внимательном прочтении всех надписей на банке я нигде не увидел, что лак термостойкий. По-видимому, он предназначался исключительно для отделки кирпичных стен. Спать ложились часов в 10 вечера в хорошо натопленной избе.

Спали нормально, так как было тепло и не душно. Утром встали, когда уже рассвело. Снова затопили печь, которая на этот раз сразу подчинилась нашим требованиям. За это я приготовил ей помимо обычных обрезков пиломатериалов пару охапок нормальных дров, которые напилил из толстых сучьев, запасенных летом. У нас на улице накопилось довольно много стволов и сучьев, которые я намерен распилить на дрова, как только отремонтирую свою пилу "Дружба" (которую я ремонтирую уже не первый год!). Пошли со Светой в "наш лесочек" за лапником для укрытия кустарников. В это время просигналил Роман на своей Волге. Так, нашего полку прибыло. Роман со Светой давненько не были на даче. Теперь, наверное, они приехали с ночевкой. Надо будет к ним заглянуть, когда поедем за водой к родничку. Перед обедом погода вдруг изменилась – с неба посыпал мелкий дождь, который при температуре воздуха около нуля сразу начал превращать в гололёд всё вокруг: дорогу, ступени крыльца, автомобиль и т.д. Через некоторое время к дому подъехал Роман на Волге – оказалось, что они едут домой по каким-то неотложным делам. Зашли к нам, посмотрели печку, которая им понравилась. Сказали, что примерно такую же хотели бы сделать и себе. Немного побеседовали с нами и поехали в Москву, опасаясь гололёда на дороге, так как на их Волге стояла ещё летняя резина. Мы со Светланой решили по такой погоде домой не ехать, а остаться ещё на одну ночь. Дружно поработали допоздна, наблюдая из окон теплого дома за непогодой на улице. Спать ложились около половины десятого. Температура воздуха в помещении была 20 градусов тепла.

Встали в половине восьмого. Я затопил печку, несмотря на то, что она ещё не остыла и температура в доме была +15оС. После завтрака Света закончила конопатить остаток очередного ряда, а я снял с окон остатки малярного скотча, после чего начали собираться в дорогу. Прежде всего, я прогрел машину, которая за ночь вся покрылась льдом. Затем перенес в багажник инструменты и газовую плиту со шлангом, а также чудо-печь и канистру солярки. Оставлять всё это здесь рискованно, так как наступило время зимних каникул дачников, когда у местных жителей пробуждается интерес ко всему, что находится за закрытыми дверями на соседних участках. С утра снова стояла хорошая погода, и уезжать не хотелось. С дачи поехали в Обнинск, и там в магазине "Мастер" купили большой тюк джута для конопатки щелей и кое-что по мелочи. После этого я вернулся в Воробьи и по Калужскому шоссе поехали в Москву. Дорога почти везде была нормальной. Домой приехали примерно в час дня, а через полчаса пошёл сильный снег, который шёл до самого вечера и завалил всё вокруг настоящим зимним покрывалом.

В середине ноября пришло долгожданное, особенно для нашего брата – рыболова, похолодание. На водоёмах образовался ледяной покров и душа запросилась на рыбалку. Но перед самыми выходными снова навалился откуда-то с Атлантики теплый циклон, пошли небольшие дожди, начал таять снег. В такой обстановке С.Ф. уговорила меня не ехать на рыбалку, а отправиться в Чёриково, что мы и сделали утром в субботу. В гараже я с большим трудом отрезал приличный кусок джута и взял с собой на дачу, чтобы опробовать новый для нас материал. По дороге в Воробьях купили хлеба, бутылку водки и "Ярпива", а также заправили канистры водой, а автомобиль – бензином. Вопреки нашим опасениям заезд на дачный участок прошёл нормально, дорога всё ещё была подмороженной, несмотря на оттепель. На даче было прекрасно – земля под небольшим слоем снега, с крыши капает капель, в воздухе тепло и стоит безветрие. Весна, да и только! Снова немного помучились с печкой, но на этот раз она растопилась гораздо быстрее, в помощь ей я зажег "немецкое чудо" на солярке и температура в доме от 2 градусов тепла быстро поползла вверх. Воспользовавшись теплой погодой, я помыл свой автомобиль. К обеду в доме уже все было комфортно. Пообедали со Светой, выпили по рюмочке водочки и снова за работу. Я резал ножом джут на полосы, а она пробивала им щели между брёвнами. Эту огромную работу Светлана начала как бы для пробы, но потом вошла во вкус, вспомнила преподанные ей в детстве, на постройке родительского дома, уроки мастерства и потихоньку законопатила все стены изнутри помещения. Так что весной мне останется сделать эту работу снаружи, если к тому времени моя рука позволит мне более или менее продолжительное время работать молотком. В течение дня никто из соседей на дачах не появился, да и дальние дачники уже не приезжали. Всё-таки сезон для многих уже закончен – только такие как мы, трудяги, продолжают "отдыхать" на зимних дачах. По радио обещают на завтра дожди, наверное, лучше будет, если мы поедем домой сразу после завтрака. С такими мыслями и ложимся спать в хорошо натопленной избе, под звуки музыки и свет переноски от аккумулятора.

Утром проснулся рано, ещё затемно и долго не спал – в голову лезли мысли о том, что дорогу развезёт и выезжать будет очень плохо. Когда встали, Света поделилась такими же своими мыслями, которые и ей не давали спать. Вот уж действительно – " у кого что болит, тот о том и ... думает". Снова растопил печку, на этот раз без проблем. Позавтракали – я начал потихоньку собирать машину, а Светлана решила закончить последние ряды на одной из стен. За ночь снег около дома почти весь сошел, но дождя не было. Однако картина была уже другой: вместо весны на улице стояла осень. По дороге, на выезд, проехал дачник на Волге – ага, значит ещё не всё потеряно, там, где проедет Волга, я на зимних шинах проеду спокойно. Поработали часов до 11 и наконец, собрались в дорогу. Удача нам сопутствовала и на этот раз – я проехал по всё ещё не размокшей дороге и не свалился в глубокую колею. В Москву приехали к обеду, заехали сразу на рынок в "Тёплый стан", где купили килограммов 20 белокочанной капусты для квашения (своей у нас в этом году оказалось маловато).

Сегодня воскресенье, 24 ноября, и поскольку два предыдущих дня я был занят рыбалкой на Рузе, мы поехали на дачу без ночёвки. На улице стоял лёгкий морозец, дорога была сухой и чистой. Доехали мы быстро – за час с небольшим. Машину я оставил перед калиткой, потому что вечером будем уезжать. Повозившись немного с замком от входной двери, вошли в остывший от ночного мороза дом и занялись растопкой печи. Больших проблем с растопкой не было, и уже через несколько минут в печке заплясал желанный огонёк и дружно затрещали сухие, заранее запасённые дровишки. Больше хлопот было с розжигом печки Фальконе, так как у неё подгорел фитиль, и мне пришлось повозиться, вычищая всю грязь из камеры сгорания. Наконец и она заработала нормально на террасе, а позднее была перенесена в дом. Света была настроена решительно на завершение работ по конопатке внутренних швов между брёвнами, и мне пришлось подключиться к этой работе, особенно по верхним брёвнам. Между делом я распилил длинный толстый ольховый сук и нарубил дров в запас. Ближе к полудню приехали соседи Виктор и Лена. После обеда мы сходили к ним в гости, оказалось, что они скоро уезжают. В общем-то, им особенно и нечем заниматься у себя, так как дом не достроен – двери и окон у них ещё нет. Поэтому, протопив слегка камин, они засобирались домой. Мы же продолжили свои работы в хорошо натопленном доме. К половине четвертого все внутренние швы были проконопачены, и мы начали собираться в дорогу. До свидания, наш «домик в деревне» – нет, не в деревне, а на даче! Сезон этого года был необычно длинным, сделано очень много, но впереди новая весна и новые хлопоты! Однако, до весны мы сюда ещё должны пару раз наведаться. Домой доехали очень быстро – дорога была хорошей, и машин было немного.

После двух дней, проведённых на очередной рыбалке на Рузском водохранилище, я по настоятельной просьбе С.Ф. повез её проведать нашу дачу 14 декабря. Дорога была нормальной, хотя морозец был приличным минус 17 градусов. Доехали довольно быстро, так как машин было немного, всё-таки шёл третий по счёту выходной день. В Чёриково нас встретили заснеженные поля и дорога, по которой я на своих "снежинках" проехал довольно легко. В доме стоял холод -12оС, поэтому Светлана сразу занялась растопкой печки, а я начал настраивать газовую плиту и разжигать печь на солярке. Но перед этим, отогрев с помощью горящей бумаги замерзший замок на бытовке и достав лопату, расчистил от снега дорожки и проходы к машине, которую оставил за калиткой. Печь разгорелась довольно быстро и температура в доме начала потихоньку повышаться. Мы со Светой попили чайку с бутербродами и начали заниматься делами: я немного попилил дрова, а она законопатила пару щелей снаружи дома.

Перед обедом мы пошли погулять в наш лесочек. Погода была отличная – светило солнышко, снег похрустывал под ногами, деревья стояли в инее при полном безветрии. Прогулявшись по лесочку, мы пошли проверить как дела на соседних участках. Около соседских домов все замерло под небольшим снежным покровом, следов "непрошенных гостей" не было видно. Дошли до дома Тамары Ивановны, где также всё было в порядке. Возвращаясь домой, увидели, что приехали Виктор с Леной. Зашли к ним, поприветствовали друг друга как самые стойкие дачники. Они не выдержали в такую хорошую погоду сидения в городе и заехали на пару часов на дачу. Печку топить не собираются, так как хотят, как и мы, до сумерек поехать домой. Пообщавшись с соседями, мы отправились обедать. В доме уже было около 0оС, правда незадолго перед этим моя печь Фальконе внезапно погасла, по-видимому, засорилась линия подачи топлива к фитилю, и я не стал её разжигать вновь. С её помощью температура поднималась наверняка бы быстрее. Я налил С.Ф. маленькую рюмочку водочки, себе плеснул чисто символически, всё-таки я за рулём, и мы с удовольствием выпили за окончание календарного дачного года. Позанимавшись делами до трёх часов, начали собираться в дорогу. В 15-15 выехали в Москву. Соседи сделали тоже самое парой минут раньше нас. Домой ехали засветло, темнеть начало уже, когда мы подъезжали к МКАД. Это была наша последняя поездка в Чёриково в 2002 году. Может быть, съездим сюда после Нового Года, если не будет сильных снегопадов. 

 → Назад в раздел "Записки дачника"



Количество показов: 7476
rating:  3.25

Возврат к списку


Сегодня 
21 Мая 2024 года Вторник