Домик в деревне

Обустраиваем "домик в деревне"

Осенью 1991 года у нас впервые появилась мысль о возможном приобретении дома в деревне. Мой коллега по работе Володя Качалов, предложил мне совместно купить дом в деревне Воржа Ростовского района Ярославской области, где ранее уже приобрел часть дома один его знакомый москвич. И вот мы на моей машине вместе с Качаловым едем навстречу нашей судьбе.  

Первая поездка была не очень удачной. Дождливая погода, частые остановки из-за латаных камер в шинах и необходимости то и дело переходить на "запаску" портили настроение. В деревне было грязно, подъехать к дому не удалось из-за раскисшей дороги. Нина, хозяйка той половины дома, на которую претендовал наш приятель, показала нам и вторую, бóльшую часть дома, с владельцами которой нам и предстояло торговаться.

Впечатление осталось двоякое: деревня находится на расстоянии около 250 км от нашего московского дома и расположена почти на самом берегу красивого озера Неро, предмет покупки представлял собой часть (3/5) старинного бревенчатого дома с небольшим приусадебным участком. Хозяева - Алексей и Екатерина Олёнины, проживая уже несколько лет в благоустроенном совхозном доме, практически не занимались "своей хатой", и вид у неё был не лучший, хотя сделан дом "на славу" из крепких брёвен. В первый приезд мы с хозяевами не встречались, решили ещё подумать.

После некоторых раздумий мы снова поехали в Воржу и встретились с Олёниными, добродушными сельскими жителями, которые после недолгих торгов пообещали продать свою часть дома по приемлемой для нас цене. В октябре мы со Светой поехали уже с деньгами и по приезду узнали, что нашего приятеля "подставила" хозяйка, продав свою половину "ярославцам" за более высокую цену. Таким образом, совместное владение домом двумя москвичами не состоялось. Наши хозяева оказались более порядочными людьми и от своих слов не отказались. За один день мы побывали в Ростове и Угодичах (здесь находится сельсовет), и все оформили. Так мы стали обладателями собственного "домика в деревне", которому на многие годы предстояло стать объектом приложения сил в нашей дачной жизни и местом отдыха для наших "ленинградцев".  

Ранней весной 1992 года съездили на участок под Люберцами, выкопали там все наши яблоньки, которые успешно перезимовали и за год серьёзно подросли. Две из них перевезли в Воржу, а две повезли в мае в Горьковскую область, в Ягубовку. Пожили в деревне несколько дней, посадили яблоньки на огороде, а в обратный путь с собой забрали отросток вишни, которая хорошо плодоносила последние годы, и несколько кустиков крыжовника для последующей высадки в Ворже.   

Весной приступили к первым сельхозработам. Поскольку бывшие хозяева две грядки около дома оставили на один год для себя, засадив их картофелем, у нас для возделывания были лишь небольшие кусочки земли за домом и участок у речки. На них мы и начали сажать первые саженцы и делать небольшие грядки. А в Москве супруга, начиная уже с марта месяца, развила бурную деятельность по выращиванию рассады помидоров, перцев и др. овощных культур для последующей высадки на нашем новом огороде.

На моей новой работе, в АО "Полиметалл", установились крепкие связи с подмосковным совхозом "Каменский" в Каширском районе Московской области. Здесь отрабатывалась совместно с голландскими специалистами технология выращивания элитных сортов картофеля. Пользуясь этим, мы завезли для работников своего АО целую машину картофеля нескольких голландских сортов: Фреско, Эскорт и др., в т.ч. и семенного материала. Естественно, что при первой же возможности я повёз этот картофель в Воржу на посадку.  

Позднее мы решили расширить свои владения. Олёнины показали нам свой запущенный дальний огород и мы провели на нём первые работы - подожгли сухую траву. На огороде угадывались ряды старых грядок, полностью заросших травой, и было довольно сыро. Когда немного подсохло я попросил тракториста вспахать участок. Результат получился неважный - весь верхний слой почвы собрался в валки, которые нам со Светой пришлось в течение многих лет разрабатывать вручную. Впоследствии земля здесь оказалась достаточно плодородной, хотя и очень трудоёмкой в освоении. Но в ближней к дому части, на возвышении, земля была достаточно рыхлой и мы сделали несколько небольших грядок для картофеля, а также поставили сборную (большую) теплицу для выращивания помидоров.

Сразу за домом я соорудил из подручных материалов маленькую стационарную теплицу, которой предстояло послужить нам верой и правдой не один год. На участке у речки на нескольких грядках посадили картофель и зелень (лук, петрушку и пр.) Напротив дома рос щавель, здесь также сделали небольшие грядочки, но мешала тень от верб, росших на противоположном берегу речки. Лето в этом году выдалось сухим и жарким. Приходилось много поливать свои посадки - благо вода находилась "под боком". Зато была возможность подъезжать на машине к самому дому, под окна. 

Начало нашему саду положили двухлетние саженцы яблонь, купленные в питомнике свх. им. Ленина ещё прошлой весной и успешно прижившиеся и перезимовавшие на участке знакомых под Люберцами. Саженец Лобо мы посадили за домом, а Уэлси - у речки. Из поездки в Ягубовку привезли отростки вишни Горьковской и несколько кустиков крыжовника, которые высадили также около дома и у речки. Кроме того, из Люберец мы привезли отросток сливы, который посадили у речки, а также несколько побегов декоративного кустарника спиреи, которому нашлось подходящее место около дома. От прежних хозяев нам достались три плодовых дерева неизвестных сортов: Яблоня - ранетка преклонных лет у реки, тернослива около дома, давшая уже много отростков, и рябина у речки. Сюда следует добавить старый разросшийся куст сирени напротив окон и несколько переросших кустов чёрной и красной смородины на берегу речки Княжны и заросшие кусты малины за домом. С ними мы поработали, приведя их в более или менее приличный вид. 

Но самая главная наша работа заключалась в благоустройстве территории возле дома и наведении порядка в самом доме. Летом, например, отвалился огромный кусок штукатурки с потолка, чуть было не на голову Ларисы, приехавшей к нам в отпуск. Пришлось сделать большой ремонт в комнате и пристройке-горенке. Штукатурку на потолке ликвидировали "как класс", так же как и две огромные закопчённые балки в основной комнате. А сколько мусора и всяческого "барахла" вынесли мы на свалку - одному Богу известно. Работали во время наездов, по выходным и в отпуске. К сожалению, помощи в этом никто из детей не смог оказать и весь груз лёг на мои со Светланой плечи. 

Наши соседи по дому - Николай и Людмила Бирловы, люди среднего возраста, дачники из Ярославля, держались с нами настороженно и не очень дружелюбно, так же вела себя и мать Людмилы - Муза Васильевна, ворчливая и неприветливая женщина. В то же время её муж, Иван Васильевич, ветеран войны, бывший пожарный, оказался совсем другим человеком. С нами он общался охотно, был приветлив и не против пропустить стаканчик, что мы с ним нередко проделывали "по случаю". Более менее нормальные отношения были у нас и с Потаповыми - Алексеем и Люсей, деревенскими жителями из соседнего дома, а также с другими ближайшими соседями. Хорошие отношения сложились у меня с местными мужиками: Мишой - пасечником, Володей - Воробьём и Алексеем Муриным, отцом председателя Угодичского сельсовета. Все они любили выпить на дармовщинку, а у меня в то время частенько водился американский спирт "Rojal" и водочка. Выменять какую-либо нужную вещь из деревенского обихода за "чакушечку" не представляло никаких сложностей. Первое время мы пытались поддерживать нормальные отношения и с Шаровыми, москвичами, купившими раньше нас половину дома Потаповых, даже несколько раз подвозили их до Москвы на своей машине. Однако, позже они отстранились от нас, может в силу своей молодости, а может по причине особенностей своего  характера. 

Я впервые порыбачил на озере Неро на резиновой лодке. Удовольствие получил огромное, отдых на воде в хорошую погоду, да если ещё и клюёт рыба - это великолепно! Следует заметить, что наличие рядом с домом речки и озера было одним из главных аргументов, склонивших меня к покупке этого дома. Правда, времени на рыбалку не оставалось - но всё было ещё впереди. Выявился и существенный недостаток - подходы к озеру были невозможны из-за топкой прибрежной полосы, так что попасть на озеро в районе Воржи летом можно было только на лодке по речке.

  

Заботы деревенские

Наступало лето, и мы начали подумывать о приобретении холодильника в деревню. После нескольких визитов в московские магазины мы остановили свой выбор на малогабаритном холодильнике марки "Смоленск 3Е", который после некоторых колебаний и сомнений всё же приобрели. При очередной поездке забрали его с собой в Воржу. Покупка оказалась удачной - работает он неплохо и наши потребности в сельских условиях удовлетворяет вполне.

Дом и огород в деревне всё больше и больше затягивали нас в свою орбиту. Мы стали всё реже наведываться к гостеприимным хозяевам под Люберцы. И в один из последних заездов к ним С.Ф. уговорила хозяйку продать "по дешёвке" старинный шкаф-комод, который я зимой перевёз в Воржу на верхнем багажнике своих "Жигулей". 

В августе мы продолжили посадки. В свх. им. Ленина купили однолетние саженцы яблонь: Медуница (на карликовом подвое) и Антоновка обыкновенная, которые высадили за домом со стороны соседей. Приобрели там же саженец вишни Владимирская, который посадили рядом с домом. Надежда Осиповна, тёща Луконина Н.Ф., бывшего министра атомной энергетики СССР и хорошего моего знакомого, привезла нам из Соснового Бора саженец малины Новость Кузьмина и черенки черной смородины Ленинградский великан, которые мы высадили на участке около дома. Я отделил от большого дерева терносливы отросток в виде целого куста и посадил его на границе участка. 

Осенью мы собирали первый урожай на своём дачном участке. Яблоня-ранетка и рябина дали неплохой урожай, который мы пустили на вино. Тернослива не уродилась, урожай малины и смородины также неважный. Зато на огороде собрали довольно много (для начала) картошки, лука, свёклы и т.д. Было приятно видеть результаты своих уже настоящих дачных усилий. Этой же осенью мы впервые начали завозить в Москву настоящий урожай, выращенный своими руками на собственной земле. Это было очень приятно и здорово. С этого года к моим профессиям прибавилась ещё одна специальность - "водитель-грузчик сельхозпродукции", которая со временем станет одной из основных. 

На зиму укрыли все посадки лапником, провели другие необходимые мероприятия по подготовке сада к зиме. Заготовили немного дровишек. Нам по душе пришлось, то что в доме две печки: русская и обыкновенная плита. Когда на улице холодно, нет ничего лучше как погреться дома у тёплой печки. Поздней осенью я съездил на поезде в Ярославль и при посредничестве собкора "Сельской жизни" Б.М. Свищёва (на него меня вывел сват) приобрёл в пригородном совхозе недорого 50 больших листов шифера. На бортовом "уазике" в два приёма я завёз 40 шт. в Воржу. Оставшиеся 10 шт. я попросил завести к себе на дачу своего племянника Володю Садовникова, который проживает в Ярославле. По первому льду на Неро я открыл зимний рыболовный сезон, который был для меня в целом удачным. Конечно, мне не удалось сразу войти во все тонкости местных рыбаков, но кое-что со временем у меня стало получаться.

Наступил 1993 годУже в конце февраля супруга "открыла" дачный сезон - начала высадку рассады в различные ящички и баночки. А для меня наступила пора готовить землю для этих посадок. В начале марта появились первые всходы томатов и перцев. Всем им Светлана уделяла соответствующее внимание, лелеяла и холила каждый появившийся росточек. С конца марта наступила пора пикировать перцы, а затем и помидоры. Для этих целей использовались бумажные пакеты из под молока, которые мы старательно копили всю осень и зиму. К сожалению, не обошлось и без потерь. Часть рассады погибла, по-видимому, из-за плохого качества земли, купленной в магазине. Пришлось извлекать уроки на будущее. 

По настоящему открыли сезон в деревне только 10 апреля. В первый приезд в Воржу занимались, в основном, обработкой кустарников и плодовых деревьев. Кустарники облили горячей водой, а деревьям провели обрезку. Зимой нашим яблонькам и сливам нанесли большой урон зайцы - сильно погрызли кору на штамбах, пришлось всё замазывать садовым варом (хорошо, что повреждения были не круговые). У речки я вырезал почти все старые кусты смородины, оставив по несколько молодых веток. Света навела порядок на грядке с земляникой. Около дома, рядом с декоративным кустарником, мы посадили два кустика сирени, отделив их от основного, старого куста у речки. В день отъезда неожиданно выпал снег и покрыл белым покрывалом ухоженные хозяйкой грядки. Нас это не слишком испугало, так как впереди ещё была весна - уже вторая на нашей земле! 

Ближе к весеннему сезону мы задумались о механизации своего труда и начали присматривать в магазинах соответствующую технику. Выбор свой остановили на недорогом (в то время) мотокультиваторе "Крот". После недолгих раздумий купили его. Теперь у меня будет "железный конь", верный помощник для работ на своей земле. В мае начали основные посадочные работы. Приехали в Воржу на несколько майских праздников. Я принялся за копку земли, а Светлана за посадки. Были высажены различные цветы (слабость С.Ф.), тыквы, патиссоны, кабачки, салат. Затем пришел черед капусты на рассаду, огурцов, лука репчатого и т.д. и т.п. Для всего этого богатства мне пришлось перекопать немало землички и наделать уйму грядок.

Следует сделать небольшое отступление по поводу способа формирования гряд в местном земледелии. В полном соответствии с традициями ростовского огородничества, развивавшегося многие годы на богатых лигнином и влагой землях по берегам озера Неро, здесь принято делать длинные узкие гряды по направлению уклона местности в сторону озера. Такие гряды весной быстрее просыхают и прогреваются даже здешним северным солнцем, что даёт возможность уже в конце апреля под плёнку самодельных парников высаживать лук на зелень, а затем главную раннюю культуру - огурцы. Осенью в борозды между грядами вносят удобрения, обычно это навоз, а весной гряды сдвигают таким образом, что бывшая борозда становится серединой грядки. На следующий год всё повторяется в обратную сторону. Если учесть проводимый изредка севооборот, то всё получается как нельзя лучше - максимально используется плодородие земли.

Праздничный день 9 мая мы отметили ударным трудом. Высадили у речки яблоню Грушовку московскую, на дальнем огороде - две войлочные вишни, калину-бульдонеж и два куста орешника. Всё это мы приобрели накануне в питомнике свх. им. Ленина. На дальнем огороде посадили картофель Фреско и Эскорт, голландские сорта, которые я привез из Каменки. Светлана за несколько дней проделала гигантскую работу по перекапыванию земли около дома и созданию цветников в различных зонах. Результаты этой работы, на зависть деревенским жителям, многие годы ещё будут радовать нас и наших гостей. Поскольку у меня был оформлен "чернобыльский отпуск", мы съездили на пару дней в Москву и снова вернулись в деревню для продолжения весенне-полевых работ. Расцвела сирень и её аромат сопровождал нас целыми днями. На яблони Уэлси появился один цветок. Ура! Ура! Это было очень важно для нас, начинающих садоводов, и пусть он не завязал плода, все равно было ясно, что мы на правильном пути.

В конце мая пришла пора вывозить рассаду в Воржу. И только теперь до нас дошло, что такая ранняя посадка рассады создает лишние хлопоты при ее перевозке в деревню и осложняет её укрытие от весенних заморозков. Если перцы и прочая мелочь особых проблем не вызывали, то с переросшими томатами пришлось повозиться. Мною была отработана целая технология по упаковке и перевозке рассады томатов в картонных коробках, которая дала сбой всего один раз. Причиной стало то, что коробки были загружены в прицеп, из-за тряски которого часть рассады за дорогу лишилась своей земли. В дальнейшем рассаду я перевозил только в салоне или на верхнем багажнике. Света начала высаживать томаты в теплицы, хотя мы и опасались заморозков.

Из Москвы 22 мая приехали в гости сын с женой и привезли с собой внучек. Но им не повезло с погодой, как раз в этот день похолодало, дул северный ветер. Пришлось топить обе печки. Детворе из-за холода не пришлось даже как следует поиграть на улице. Алену с Машей уложили спать на печку, а Саню с Ириной в горенку. На следующий день немного потеплело, но мне уже надо было на работу, и мы с детьми на двух машинах уехали в Москву, оставив на хозяйстве Светлану Федоровну. Светлана время зря не теряла и за неделю моего отсутствия высадила в большую теплицу оставшиеся помидоры, на грядках рассадила капусту, подсадила картофель голландского сорта Корина и продолжала ухаживать за тем, что уже взошло. Погода её не баловала - почти все дни было прохладно и дождливо. Несколько раз приходила гроза, но тепла не было.

В пятницу вечером я приехал в деревню. На следующий день мы занимались посадкой капусты на дальнем огороде, много поливали наши посадки, особенно те, что были под плёнкой. А под укрытием кроме помидоров, огурцов и перцев у нас находились тыквы и кабачки. Для них мы сделали специальные маленькие парнички - вигвамы, которые показали себя с самой лучшей стороны. Пару раз сходил на речку порыбачить, наловил плотвы на ужин. В воскресенье 30 мая после обеда мы уехали в Москву.

Сельхозработы продолжили в июне. Вечером в пятницу, 04.06., выехали в Воржу. Ехали долго, больше 4 часов, так как был большой поток машин на выезде из города. За время нашего отсутствия засохла часть огурцов под плёнкой, пожелтела рассада помидоров в теплицах. Пришлось всё "отпаиваить" водой. Вечером в воскресенье я уехал в Москву, а С.Ф. осталась в деревне. На неделе она исправно вела хозяйство и боролась с непогодой: дождями, ветром и холодом. Но несмотря на непогоду, всё продолжало расти на этой благодатной земле.

Особо следует отметить титанический, не прекращавшийся почти ни на день труд С.Ф. по приведению в приличное состояние дальнего огорода после его "ударной" двойной вспашки двумя лихими деревенскими трактористами. Тем более, что наши соседи по дальнему огороду, Галушины, особенно злая и вредная тётка, долго ругались, что мы запахали часть их земли и "порушили" тропинку. Мне тоже пришлось немало потрудиться на ниве разделки дальнего огорода, который мы планировали засадить вплоть до мусорной кучи, после чего уже начиналась сенокосная делянка.

Вечером 11.06. я приехал в деревню. Пришла пора для прополки и окучивания картофеля. Я попробовал пахать на дальнем огороде с помощью мотокультиватора "Крот", но земля была вязкая и налипала на фрезы. Временами устанавливалась отличная, тёплая погода и на душе становилось совсем хорошо. В понедельник вечером уехали в Москву. 

До конца месяца ещё дважды приезжали на выходные дни. В теплицах уже завязались помидоры. На грядках трава росла как "на дрожжах", приходилось постоянно заниматься прополкой и скашиванием травы в проходах. Наливается земляника, зреют плоды жимолости, которых, правда, не так много. Но поскольку участки наши не огорожены, то всё, что на виду обрывается в наше отсутствие. Подводя итог июню, можно сказать, что был он, в основном, холодным и дождливым. В течение почти всего июля также  было много дождей и сырости. Мы приезжали в деревню, в основном, на выходные дни и трудились как пчёлки. Купили в питомнике саженцы с закрытой корневой системой: яблоню Коричное полосатое, сливу Венгерка, смородину Голландскую красную, Черноплодную рябину, а также жасмин. Всё это высадили в грунт на разных участках. Повсюду зацвели помидоры, тыквы, кабачки, мы начали снимать урожай цветной капусты и капусты кольраби. Цветут цветы на клумбах, лето идёт своим чередом.

В августе наконец-то наступило настоящее лето и установились более или менее погожие деньки. Я взял очередной отпуск, и мы смогли проводить в Ворже большую часть времени. Работы на огороде продолжались в том же ключе: прополка, окучивание, полив, сбор урожая. Тем более, что начали усиленно созревать ягоды малины, смородины, слива, не говоря уже об овощах, которые "шли валом". На лето к нам приехала Лариса со своим первенцем, нашим внуком Андреем. Часть времени они проводили в Москве, а когда установилась хорошая погода с удовольствием отдыхали в деревне. В этом месяце я выполнил огромную и нужную работу, мне удалось покрыть шифером поверх старого кровельного железа свою часть крыши (соседи сделали это годом раньше). Работал я в одиночку, а листы шифера очень тяжелые и потому мне пришлось затаскивать их в два приёма - сначала на крышу сарая, а затем на крышу дома. Потратил я на это дело полторы недели, зато приятно было посмотреть на обновлённую крышу со стороны. 

В сентябре наступила пора уборки основного урожая. В начале месяца провели "агротехнические" мероприятия - подсыпали на гряды дальнего огорода доломитовую муку и известь. Отсадили на дальний огород часть выращенных за лето черенков смородины разных сортов. С.Ф. замерила прибором кислотность почвы: на дальнем огороде pH = 6,3, у речки - 6,1 - 6,2. Старая слива дала неплохой урожай - 3 ведра, которые пошли на приготовление варенья и компотов. Рябина и местная яблоня практически остались без урожая. зато порадовала нас голландская картошка: все три сорта дали по 20-25 клубней на куст, практически не поражённых паршой. Неплохой урожай дали морковь и свёкла. Я "поработал" с плодовыми деревьями - побелил стволы на всех яблоньках, а на старой яблоне кроме того основательно почистил кору.

Хорошо потрудились 27.09., когда стояла солнечная, тёплая погода. Я убрал большую теплицу, а на дальнем огороде высадил вдоль тропы кусты смородины и малины. Света посадила чеснок под зиму. Заложили в погреб урожай моркови и свёклы, собрали последние помидоры. Кроме того провели пересадку ряда кустарников с временных мест на постоянные, в основном, на дальний огород. На следующий день утром похолодало, выпал первый снег и мы поехали в Москву. В конце сентября моя трудовая жизнь снова круто изменилась. После очередного "выступления" моего начальника я положил ему на стол заявление об уходе на пенсию (терпеть не могу незаслуженных претензий ко мне!). И сразу у меня появилось много свободного времени для занятия дачными делами.

В октябре начали готовить сад и огород к зиме. Поскольку теперь у меня появилось много свободного времени, 06.10. поехали в Воржу на неделю. Погода стояла тёплая, солнечная. По дороге выкопали в лесу две ёлочки и берёзку и по приезду посадили их на дальнем огороде, там, где С.Ф. начала формирование зоны отдыха. Начали рубить капусту и квасить её в бочку (а урожай капусты белокочанной выдался на славу). Светлана топила печь и пекла вкусные пироги с капустой -  теперь мы стали  пенсионерами, и "чихать" мы хотели на городскую жизнь с её "дерьмократами" и хреновыми начальниками!

В течение недели занимались наведением порядка и расширением зоны пахоты на дальнем огороде, ездили в соседний лес за торфом и дровишками, в Ростов за продуктами. Света расширяла площади цветников, сажала луковицы лилий, осадила от основного куста часть пиона. Укутали лапником и замотали капроновыми чулками штамбы всех плодовых деревьев, пусть теперь зайцы и мыши попробуют сунуться! Утром 13.10. начали собираться в Москву. Я возил на тачке продукты для города на дорогу, где стояла машина (она стояла всю неделю в деревне во дворе у Зои Дмитриевны, так как к нашему дому подъезда не было). Спустил в погреб бочку с квашеной капустой. Накануне весь день лил дождь, а сегодня тепло и временами выглядывает солнце. Ехали в Москву по хорошей погоде.

Завершали сезон в ноябре. Приехали 4 ноября на пару дней. Привезли саженцы, которые накануне купили в питомнике. Груши Чижевская и Лада посадили около дома, также как и смородину Красная сладкая. Яблони Штрейфлинг и Жигулёвское временно прикопали до весны. Провели завершающие работы на всех частях огорода, убрали мусор. Домой в Москву забрали часть банок с консервированными овощами, морковь и свёклу.          

Отпускники в деревне

В конце января 1994 года, ещё раньше чем в прошлом году, Светлана начала посадку томатов на рассаду - уж больно ей хотелось побыстрее открыть дачный сезон. В феврале рассадные дела пошли уже полным ходом.    

В марте основной работой в городской квартире стали пикировка выросшей рассады и уход за ней, а также посадка новых культур. Не обошлось без потерь. Например, из томатов, высаженных 17.03, практически ничего не взошло. Но С.Ф. это не могло остановить - посадки продолжались, в ход шли все новые бумажные пакеты из под молока, подходящие картонные и пластмассовые стаканчики. Приближалось время открытия нового сезона в деревне. 

В конце апреля мы затосковали по деревне и 20 числа "рванули" в Воржу на поезде на несколько дней. Воржа встретила сильным ветром, перемежавшимся временами со снежком. На огородах снежный покров совсем сошёл, речка набухла и разлилась почти до самой рябины. В первый день поправили грядку с чесноком (сосед по огороду привозил навоз и, разворачиваясь на тракторе, заехал на грядку), выкопали уже проросшие ростки и, перекопав часть грядки, снова их посадили. Сняли лапник со стволов деревьев и убедились, что зайцы и мыши снова погрызли яблоньки и сливы! Но там, где мы осенью обмотали стволы старыми капроновыми чулками, всё прекрасно сохранилось - значит впредь так и надо делать. На кустах смородины уже зеленеют почки. 

Следующее утро встретило нас солнышком и теплом. Это радует и потому весь день работаем на улице. Пробуем со Светланой прививать на старой яблоне и рябине черенки различных сортов яблонь. (Как потом выяснится, все наши прививки не удались - сказалось отсутствие опыта и неумело заточенные мною прививочные инструменты). Всем яблоням сделали оздоровительную обрезку, а на Уэлси из-за значительного повреждения ствола грызунами пришлось сделать так называемый "мостик". На следующий день сходили в Угодичи за продуктами и оформили подписку на три месяца на газету "Сельская жизнь" - нам ведь всё лето предстоит прожить в деревне, а попутно увеличили главному редактору этой газеты (он же мой сват Михаил)  тираж его любимого детища. За подписку заплатили 3 тыс. руб. (такие в то время были цены). 

В последующие дни я вскапывал грядки у дома и у речки, вносил в борозды компост и сено. На дальнем огороде ещё было очень сыро. С.Ф. работала во всю по посадкам всякой всячины, начиная от земляники и кончая капустой, которой было высажено на рассаду аж семь сортов. Пересадили на постоянное место прикопанные с осени саженцы яблонь Жигулёвское и Штрейфлинг. Светлана купила у Семакиной две полулитровых банки лука-севка и крупную морковь на посадку (под будущие семена). Вернулись в Москву 28-го числа на поезде, воодушевленные и радостные от того, что уже совсем скоро наступят "горячие деньки". И они наступили. 

После первых майских праздников "подрядили" сына отвезти нас в деревню на своей "четверке", так как моя машина совсем забарахлила. Утром 6 мая двинулись в путь, прихватив с собой рассаду. Погода солнечная, но особого тепла не наблюдается. На грядках взошли: редис, капуста, лук на семена, некоторые цветы. Светлана продолжила посадочные работы, а я принялся за разработку новых гряд и подготовку фронта работ для неё.   7 мая выдался очень ветреный день - сорвало с крыши угловой лист шифера, и ветер угрожал снести ещё несколько листов. Пришлось срочно принимать меры по закреплению нижнего ряда шифера и замене упавшего. Кроме того, пришлось закреплять малую теплицу, которую ветер трепал нещадно. С.Ф. посадила в нее репчатый лук и немного рассады томатов. На следующий день снова было холодно и дождливо, тем не менее я начал сборку большой теплицы, а С.Ф. высаживала на гряды бобы, фасоль, подсаживала капусту. Посадили у речки большую гряду картофеля. В праздничный день, 9 мая, закончил установку большой теплицы, Светлана навела порядок в избе. Вечером ветер стих и стало теплее. За ужином отметили "День Победы".

В последующие дни стояла, в основном, теплая и сухая погода. Посадили около дома Айву японскую, высадили в теплицы томаты, на грядки огурцы и прочую мелочь. Попробовал на дальнем огороде провести вспашку "Кротом", удалось только с краю, дальше земля ещё сырая. На дальнем огороде и у речки посадили в "вигвамы" тыквы, кабачки и патиссоны. Проведя основные посадочные работы, вернулись в столицу. Надо было подремонтировать свой автомобиль и готовиться к приезду питерских гостей в полном составе. 

Лариса приехала в Москву вместе с мужем Ильёй, внуком Андрейкой и любимицей Ритой. Они погостили несколько дней в городе, и мы все вместе собрались в Воржу. Утром, в хорошем расположении духа выехали в направлении Ярославля, но, отъехав от столицы не более 60 км, я вспомнил, что не взял с собой комплект ключей от деревенского дома. С.Ф., конечно "мягко пожурила" меня, и мы повернули назад. Видно, "не судьба была" нам ехать в деревню именно в этот день - в Москве нас ожидал оказавшийся здесь проездом из Донецка, брат Светланы - Станислав. Через день, 22 мая, предварительно проверив наличие двух комплектов ключей (у меня, и у жены), вновь отправились в деревню.

Приехали в деревню теперь уже 22 мая.  Воржа встретила дачников и отпускников холодной погодой. В деревне нас ждало небольшое разочарование - после прошедших сильных заморозков в теплицах помёрзли все помидоры, а на грядках подмёрз физалис. К счастью, после обрезки замёрзших стеблей почти все помидоры дали отростки и, хотя с запозданием, но всё-таки пошли в рост. Разобравшись со срочными делами, мы втянулись в будничный ритм деревенской жизни. Как правило, до обеда я трудился на огороде, где ко мне частенько присоединялся Илья. Светлана не отходила от теплиц и грядок, Лариса по возможности ей помогала. Погода держалась неустойчивая - временами выглядывало солнышко, но часто поднимался сильный ветер или накрапывал дождичек.

Традиционным занятием мужчин стали походы на рыбалку после обеда. Поскольку озеро ещё было закрыто по причине нереста, пришлось первое время бродить по речке, благо клёв и там был неплохим. А когда открыли озеро, мы с Ильёй там "отвели душу" в полной мере. Рыбой мы обеспечивали семью регулярно и довольно неплохо, хватало и на уху, и на жарёху. Женщины в субботу сходили в деревенскую баню, Лариса умудрилась даже искупать там Андрейку. Светлана подсеяла на все грядки огурцы, посадила рассаду перцев, которые дала соседка Люся, и таким образом в значительной степени восполнила урон, нанесённый заморозками. Первого июня мы со Светой уехали в Москву, оставив молодых на хозяйстве в Ворже.

Возвратились в деревню через 5 дней. Молодёжь чувствует себя отлично, Лариса приглядывала за огородом, а Илья старался во всю на рыбацкой ниве. Андрейке покупали свежее молоко у соседей Семакиных (по 1 тыс. руб. за литр). Сегодня, 6 июня, с утра стоит очень жаркая, по-настоящему летняя погода с изобилием комаров. На огороде у речки цветёт рябина и старая яблоня, зацветает сирень, а слива уже отцвела. На Антоновке завелась тля, С.Ф. приготовила настой из лопухов и опрыскала её. На следующий день снова было тепло, временами даже жарко, но ветрено, а вечером пошел дождь. Мы с Ильей сходили на озеро на рыбалку - принесли большой улов из крупных плотвиц (пойманных, в основном, на "телевизоры"- спасибо тому рыбаку, который придумал эту прекрасную снасть). И в последующие дни мы "баловали" своих домочадцев хорошей рыбкой, ловили часто и много.

Прошла полоса хороших гроз, погода была тёплой, летней. На огородах всё набирало силу, в том числе и сорняки, с которыми боролись всем миром, но основной труд приходился на С.Ф. Помидоры в теплицах все отросли от корней, на грядках взошли густо огурцы сорта "Алтай", капуста Кольраби и много всего прочего.  Приближалось время окончания краткого отпуска Ильи, надо было ехать в Москву. Основные работы в саду и огороде были выполнены, рыбы выловлено и съедено достаточно, можно было ехать с чистой совестью в столицу, что мы и сделали все дружно 14 июня. Послезавтра день рождения Ларисы - будем отмечать его в Москве.

Отпраздновав день рождения дочери и проводив Илью в Питер, снова приехали в деревню. Я приехал днём раньше, а С.Ф., Ларису и Андрейку привез на следующий день сын Александр со своим приятелем Володей на его машине. Конец июня и начало июля, к сожалению, выдались дождливыми и прохладными. На дальнем огороде было много воды в бороздах и на грядках. С.Ф. и Лариса заготавливали впрок укроп, много пололи, хлопотали по хозяйству. Я занимался разными делами по огороду, иногда хаживал не без успеха на рыбалку. Но, откровенно говоря, без Ильи было тяжеловато таскать резиновую лодку на себе. 

Во второй половине июля установилась отличная погода. Срезали первый кочан белой капусты, едим капусту-кольраби и свежие огурцы. Со Светой съездили в окрестный лес, откуда привезли несколько мешков торфа - подсыпаем его на грядки. Андрейка дождался красной земляники, с удовольствием уплетает её. С.Ф. начала потихоньку варить варенье из земляники и смородины. Скоро начал поспевать горох, который тоже очень понравился Андрею. Рита жила полноценной, почти деревенской жизнью, иногда отбоя не было от местных котов, которые устраивали концерты по вечерам. Постоянно у нас гостил и соседский Барсик, но его Рита не всегда подпускала к себе, а только по особым случаям. В конце месяца я занялся сенокосом, накосил два небольших стожка сена, которые сметали вместе со Светой. Из леса привезли две берёзки, посадили их на дальнем огороде, на уровне мусорной кучи. Они должны обозначать границу нашего освоения участка. За ранее посажеными ёлочками, т.е. уже за "зоной отдыха", Лариса и С.Ф. раскопали небольшую грядку под землянику.

Любой отдых когда-нибудь заканчивается. 23 июля мы "всем кагалом" загрузились в автомобиль и отправились в столицу, не предполагая, какое приключение ожидает нас в пути. Сразу на выезде из Переславля-Залесского, на подъёме в районе АЗС, у моей "копейки", в последнее время частенько дававшей сбои из-за старости (всё-таки уже 14 лет), "полетело" сцепление. На улице моросил дождичек, мимо мчались машины, был субботний день, а потому надежды на расположенную рядом станцию техобслуживания оказались тщетными.

В конце концов над нами сжалился молодой водитель на "фуре" из Московской области. Подцепив Жигули на мой старенький трос, он на приличной скорости потащил нас до МКАД. Стоп-сигналы на его фуре почему-то не работали, и мне приходилось очень внимательно наблюдать за провисанием троса, чтобы не воткнуться в зад фуры при ее торможении. Надо прямо сказать, что подвергал я серьёзной опасности моих пассажиров, особенно Ларису с малышом. И только в Москве до меня дошло, что было бы лучше посадить их в кабину грузовика. Парень оказался порядочным и, изменив свой маршрут, довёз нас до германского консульства на Ленинском проспекте, т.е. практически до дома.

Проводив в конце июля дочь с внуком в Питер, через день поехали в деревню. По дороге Света вспоминала, как жаль было расставаться, особенно с любимым внуком, который, почувствовал расставание и уцепился ручонками за её шею, даже на время позабыв о мамке. Да, расставаться всегда тяжело. Но, как говорится, "не будет горечи разлуки, не испытаешь радость встреч".

По приезду в Воржу набрали два ведра огурцов и снова поспевшую землянику. Продолжала созревать и смородина, так что С.Ф. было из чего варить варенье. А я приступил к давно запланированному делу - подъёму с помощью домкратов завалившегося угла дома, прежде всего, горенки. На работу у меня ушло две недели - пришлось заменить часть нижних брёвен, которые сгнили, и соорудить что-то подобное фундаменту под всей горенкой. К сожалению, дальнейший подъём упирался в необходимость таких же работ со стороны моего соседа Николая, но его это не особо волновало, поэтому пришлось ограничиться достигнутым. Но даже и в этом случае результат был налицо. Пол в горенке выровнялся, стены тоже, да и вид снаружи у дома стал поприличнее. На следующий год можно будет ставить на фундамент заваливающийся на бок сарай.

Тем временем наши "урожайные грядки" продолжали выдавать нам урожай различных овощей. Капуста наливала свои вилки, помидоры в теплицах были усыпаны плодами, росли тыквы, цвели подсолнухи (С.Ф. купила семечки по дороге в электричке и они оказались очень приличными). Огурцов столько, что уже не хватает банок, начали солить в бочонок. А на грядке продолжают давать урожай огурцы сорта Алтайский. Пару раз съездили в соседний лес (в сторону деревни Лазарцево) за грибами - замариновали несколько баночек. Начал копать потихоньку картофель - у речки на грядках урожай хороший, а вот на дальнем огороде картина совсем другая. Голландские сорта уже выродились, и в тяжёлой земле в кустах выросло всего по несколько картофелин, причём разного калибра.

Заквасили полную бочку капусты - оставим её в погребе на зиму, закончили к 10 сентября уборку всего картофеля - заложили его на хранение в погреб. Съездили на несколько дней в Москву - увезли часть урожая и вернулись в деревню. Я собрал неплохой урожай рябины, из которой впоследствии получилось отличное вино. Часть ягод оставили на дереве (на верхушке) до следующего приезда. Я разобрал большую теплицу на дальнем огороде, и 17 сентября возвратились в город.

В конце сентября и начале октября приступили к завершению работ. Приехали в субботу - погода стоит отличная, тепло и солнечно. На рябине нет ни одной ягодки - всё склевали птицы. Вспахал "Кротом" грядки на дальнем огороде, часть ещё осталась под капустой. С.Ф. собрала все помидоры из малой теплицы. Я подкормил коровяком все плодовые деревья, подсыпал под них торф. Сделал грядку под озимый чеснок, а Светлана через пару дней её засадила. Пересадили от сарая на дальний огород куст сливы и выросшие в "школке" черенки чёрной смородины сорта Чёрный жемчуг.

Через несколько дней погода испортилась - задождило и похолодало, временами поднимался сильный ветер (даже сорвало с конька крыши кусок шифера). Провели уборку физалиса и капусты, пересадили от малой теплицы к главному входу куст чёрной смородины Ленинградский великан. Работы практически закончены, по радио обещают снег, поэтому утром 03.10 собрались и поехали в Москву.  Большую часть сезона этого года мы провели в деревне, приезжая в Москву лишь для того, чтобы помыться в ванной, получить скудные пенсии и отдохнуть от нелёгких сельских забот. Да и прожить в деревне на свои харчи было легче, чем в городе, особенно в этот трудный для нас в финансовом отношении год.

Осенью, как всегда, "затарились" сельхозпродукцией на всю зиму, С.Ф. заготовила несчётное количество банок с огурцами и помидорами, а также прочих вкусностей, которые я разместил на лоджии. Впереди была долгая зима и всё это нам обязательно пригодится. До конца года я в одиночку несколько раз ездил в Воржу на электричке. Заготавливал дрова, готовил деревья к зиме - укутывал стволы старыми капроновыми чулками, которыми в изобилии снабдила меня Светлана, укрыл сеном наши закрома в погребе, занимался прочими мелкими хозяйственными делами.

Однажды ночью накануне отъезда в Москву меня разбудил какой-то сильный удар и шум, словно что-то сыпалось сверху. Через некоторое время всё стихло, и я снова заснул. Утром позавтракал и собрался идти в Угодичи на автобус. Отойдя на пару шагов от дома, по привычке оглянулся для прощания с ним. И тут что-то необычное поразило меня - над домом поднимался дым, причём шёл он не столько из трубы, сколько откуда-то из-под крыши. Встревоженный я вернулся в избу, открыл люк и поднялся на чердак. Представшее мне зрелище было поистине потрясающим. На чердаке, а точнее на его соседской половине, вместо дымохода и печной трубы валялась груда кирпичных развалин, а испуганный сосед Иван Васильевич заливал из ведра дымящуюся потолочную балку, на которую раньше опирался дымоход. Поскольку дело приобретало серьёзный оборот, я тоже принялся за работу. Вдвоём мы довольно быстро справились с тлеющей балкой, вынесли на улицу десятка полтора вёдер различного горелого мусора и грязи.

Оказывается, ночью развалился дымоход, который сосед самостоятельно выложил прошлой осенью, и он вместе с кирпичной трубой рухнул на потолочное перекрытие. Причиной стала плохая изоляция его от опорной балки, которая серьёзно подгорела и, в свою очередь, перекосила основание дымохода. Короче говоря, "печных дел мастер" Иван Васильевич чуть было не сжег наш общий дом. Хорошо, что всё обошлось "малой кровью". Отдохнув от незапланированных работ, следующим автобусом я уехал в Ростов. До свидания, наш "домик в деревне"!

 

 → Назад в раздел "Записки дачника"

 

Количество показов: 8248
rating:  2.63

Возврат к списку


Сегодня 
14 Июня 2024 года Пятница