Крестьянские корни

Крестьянские корни

Бабанины, русский дворянский род, происходящий от Авксентия Труфановича (1588 - 1620), имевшего двух сыновей: Кирея и Ивана. Род Бабаниных записан в VI часть родословных книг губерний Воронежской, Курской и Тульской. Другой род Бабаниных восходит к началу XVII века и имеет своим родоначальником тулянина Романа Никитича, внук которого, Василий Степанович Бабанин, думный дьяк, участвовал при заключении договора с поляками в 1686 году. (Большая Советская Энциклопедия)

Предки Никифора Бабанина, как и большинство его однофамильцев, обитавших издавна в центральных губерниях России: Курской, Воронежской, Тульской и Орловской, скорее всего, не имели никакого отношения к вышеупомянутым дворянским родам. Никифор Елисеевич проживал в деревне Хабаровка Новоселицкого уезда Тульской губернии, где он со своей женой Фёклой Сергеевной вел небольшое крестьянское хозяйство. Их жилище представляло собой невысокую саманную хату, крытую щепой, а хозяйство состояло из лошади и коровы. До революции они имели небольшой участок земли размером 0,5 земельного надела или полторы десятины, что вполне соответствовало статусу крестьянина-бедняка.

Историческая справка. В составе Российской империи Тульская губерния считалась одним из захолустий. Из 50 губерний Европейской России она, по данным Первой всеобщей переписи населения Российской империи в 1897 году, занимала 47-е место. В 1914 году крестьянство составляло 87,4% населения губернии, но оно в большей своей части бедствовало.

Скудная пища, тесное и убогое жильё, отсутствие необходимой одежды и обуви, тяжёлый труд подрывали здоровье крестьянина. В деревнях были распространены туберкулёз, желудочные болезни, ревматизм, чесотка, «куриная слепота». Медицинская помощь почти отсутствовала. Крайне высока была смертность, особенно детская. Ежегодно за крестьянами возрастали суммы недоимок. Кроме прямых налогов существовали и косвенные.

Конечно, наряду с бедностью и нуждой подавляющего большинства тульских крестьян были и «удачливые», зажиточные крестьяне (кулаки), чаще всего наживавшиеся за счёт разорявшихся соседей-бедняков. Они смогли приобрести более 84% земель, проданных тульскими помещиками перед революцией 1905–1907 гг. Они же успешно арендовали земли у помещиков и соседей-бедняков. Более одной тысячи таких хозяйств в губернии владели лавками, занимались торговлей. Зажиточные крестьяне имели до четырёх тысяч предприятий разного рода: мельниц, маслобоек, крупорушек, шерстобиток и т. п. На них трудилось около семи тысяч наёмных рабочих. До десяти тысяч батраков привлекалось ими для работы в своих хозяйствах.

Из батраков в пропагандисты

В 1904 году глава семьи Никифор Бабанин тяжело заболел и умер, оставив своё крестьянское хозяйство на попечение жены и старшего сына Устина. Кроме него в семье были младшие дети: Пантелей 9-ти лет, Елена 4-х лет и Михаил, 1902 года рождения. Положение бедной крестьянской семьи стало ещё хуже.

Детвора, как могла, помогала старшим по хозяйству. Миша, когда немного подрос, также стал приучать себя к труду, старался ни в чем не отставать от старших братьев. А когда ему исполнилось 10 лет, в 1912 году, он начал свою трудовую жизнь – мать отдала его в батраки к зажиточному соседу Федосову Владимиру. Михаил работал в поле, помогал по домашнему хозяйству, пас скот, и одновременно начал ходить в соседнее село Петровское на учебу в сельскую школу.

С 1915 по 1917 год он батрачил у «кулака» Ляльчева Л. в своей же родной деревне Хабаровке. В 1916 году Михаил завершил начальный этап своего образования четырьмя классами сельской школы.

Летом 1917 года в землячестве соседнего села Самохин Луг появилась возможность поработать сельским пастухом, и Михаил в течение почти двух лет вместе с товарищем пас стадо скота – коров, овец и коз. Работа эта, как известно, не очень обременительная, должность пастуха в известной степени уважаемая на селе. Достаточно вспомнить, что в библейские времена эта была одна из главных профессий человека. А если учесть, что пасти скот Михаилу приходилось в живописной пойме реки Зуши, то нетрудно представить себе романтические чувства, одолевавшие крестьянского паренька, которому уже приходилось задумываться о своей дальнейшей жизни.

Неизвестно, как сложилась бы судьба младшего сына и всей семьи, если бы не грянула Октябрьская социалистическая революция. Но водоворот революционных событий не сразу втянул в себя молодого парня из Хабаровки, который продолжал поддерживать семью своими скромными заработками на пастушьей стезе вплоть до середины 1919 года. По многострадальным российским губерниям гуляли волны гражданской войны, нанося тяжелый урон крестьянским хозяйствам, не щадя ни белых, ни красных. Но постепенно Красная Армия начала вытеснять белогвардейцев на окраины России, на юг к Черному морю и за Урал на сибирские просторы.

Один из знакомых семьи Бабаниных поехал искать свою долю на запад России, в Витебскую губернию, и семнадцатилетний Михаил напросился ехать вместе с ним. Они обосновались в небольшом поселке станции Сиротино, что располагалась на железной дороге «Витебск-Полоцк-Даугавпилс». Михаил, привыкший к любому крестьянскому труду, и здесь пошел батрачить к местному кулаку Мелешко, у которого проработал почти два года.

Молодая Советская власть остро нуждалась в новых кадрах для организации работы в городе и на селе. Во многих губерниях открывались советские партийные школы, куда набирали местную молодежь из рабочих и крестьян. В совпартшколах, как правило, с ускоренным курсом обучения им давали основы политической грамотности, организаторской и пропагандистской деятельности. Осенью 1921 года губернская совпартшкола с годичным обучением была открыта и в Витебске. Сюда по совету своих знакомых и поступил на учёбу Михаил, который и сам чувствовал острую потребность в дальнейшем образовании.

Учился Михаил с жадностью и упорством, которого ему было не занимать, постигая новые для себя понятия о классовой борьбе и большевистской рабоче-крестьянской партии, о задачах, стоящих перед Советской властью, многие лозунги которой были ему близки и понятны.

Год учебы пролетел незаметно. В школе Михаил вступил в комсомол. В октябре 1922 года он окончил Витебскую губернскую совпартшколу и получил свидетельство пропагандиста. Сразу же он в составе отряда, сформированного по призыву партии и комсомола, был направлен на службу в Балтийский флот, который в это время носил название Морских сил Балтийского моря.

Михаил Бабанин ровно три года честно и добросовестно прослужил военным моряком в составе экипажа минного заградителя "Березина". Бригада траления и заграждения обеспечивала безопасность кораблевождения на Балтике, занимаясь тралением мин, а также участвовала в подъеме затонувших судов и охране побережья. В апреле 1924 года, на втором году службы, Михаила приняли кандидатом в члены Российской Коммунистической партии большевиков – РКП(б), по т.н. «ленинскому» призыву в партию, который был объявлен после смерти В.И. Ленина. В январе 1925 года он был избран членом Бюро ячейки РКП(б) тральщика "Березина".

В ноябре 1925 года демобилизованный краснофлотец, молодой коммунист Михаил Бабанин, вернулся к себе на родину в Хабаровку, которая к этому времени территориально все еще оставалась в составе Мценской волости Новосильского уезда Тульской губернии, хотя значительная часть соседних территорий уже была передана в соседнюю Орловскую губернию. Такие кадры, как он, были востребованными уездными советскими и партийными органами. Уже 23 ноября 1925 года Михаил решением Мценского районного исполкома Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Тульской губернии назначается председателем одной из волостных комиссий по вопросам сельского хозяйства. В апреле 1926 года он успешно выдержал двухлетний кандидатский стаж и стал полноправным членом Всесоюзной Коммунистической партии большевиков – ВКП(б). Так начался новый важный этап в жизни крестьянского сына, бывшего батрака и пастуха, Михаила Никифоровича Бабанина. 



Количество показов: 1964
Рейтинг:  2.59

Возврат к списку


Просмотр полных текстов записей данного раздела доступен после авторизации на сайте!!!

Сегодня 
14 Октября 2019 года Понедельник