На каспийских раскатах

Идея поехать на рыбалку в октябре в дельту Волги родилась у Ярослава, он сам взялся сформировать команду из 12 человек и заказать путевки на одну из баз, расположенных ближе к раскатам.

Наша боевая четверка: Анатолий, Леонид, Михаил Сергеевич и я решили влиться в этот состав. И вот уже начата подготовка к новой экспедиции на Нижнюю Волгу, которая лично для меня стала 23-й по счету. Мы вчетвером решили ехать поездом, чуть позднее к нашей компании присоединились ещё двое любителей рыбалки – наш старый знакомый Юрий Иванович, выступающий под дружеской кличкой «Водяной», и новичок из Тверской области – Андрей. Они взяли билеты в соседнее с нами купе. 

Остальная шестерка собралась двигаться в Астрахань своим ходом на трёх машинах. Мы с доброго согласия Ярослава загрузили в его Аутлендер свои пеналы с рыболовными снастями, чтобы садиться в поезд налегке. Однако в самый последний момент возникли форс-мажорные обстоятельства, и хозяин одной из машин выбыл из поездки. Анатолий Иванович оперативно решил этот вопрос – дополнил команду водителем нашей служебной машины, Александром, также заядлым рыбаком.  К нему в Кайрон должен быть подсажен в качестве пассажира оставшийся без машины участник нашей экспедиции. Пользуясь случаем мы загрузили в Кайрон ещё часть нашей амуниции и провизию, включая небольшую упаковку грузинских вин. 

Поздно вечером в пятницу 2 октября все шестеро рыболовов-любителей прибыли на Павелецкий вокзал, и ровно в 23-59 скорый поезд №30 «Москва-Астрахань», постукивая на стрелках и стыках рельс, повез нас навстречу рыбацкой удаче. Вторая половина нашей дюжины рано утром 3 октября выдвинулась на машинах в том же направлении по трассе М-6 «Каспий». 

В поезде время пролетело незаметно – несколько партий в преферанс, чай в купе, ужин в ресторане, крепкий сон под стук колёс, и вот через 30 часов пути, ранним утром 4 октября, мы прибыли на железнодорожный вокзал в Астрахани. 

На привокзальной площади нас ждали два такси, которые заранее заказал Леонид Сергеевич. Загрузившись в них, мы направились в Гандурино, где на перевалочной рыболовной базе «Лебедь», расположенной на окраине этого поселка, автомобильная половина нашей команды уже отсыпалась в своих машинах после напряженного и безостановочного пути из Москвы. 

Через полтора часа мы воссоединились с ними, а затем загрузившись в четыре лодки-будары под управлением егерей отправились по одному из крупных рукавов Волги, Гандуринскому банку, на раскаты, к месту своей будущей дислокации. Наш егерь по ходу движения давал нам пояснения. Оказывается, этот банк, она же «река Гандуринская», в свое время был углублен земснарядами для возможности судоходства. Недалеко от нас параллельно идет другой, главный банк, по которому в Каспийское море выводят нефтяные вышки. 

Проходя по банку, мы наблюдали базы разного размера и вида. Часть из них была расположена на берегу, некоторые базировались на дебаркадерах или небольших теплоходах. Обратила внимание на себя группа строгих сооружений на правом берегу и три вышки связи. Берег возле этой базы был аккуратно оформлен причальной стенкой, виднелось несколько пандусов для спуска катеров, однако людей и лодок не было видно. На мой вопрос, что это за сооружения, егерь коротко ответил – «путинская база». Хорошее местечко для отдыха, подумал я.

Вскоре мы увидели впереди по курсу большую яму с круговоротом воды посредине. Вокруг ямы по обеим берегам скопилось множество лодок и небольших катеров. Сидевшие в них рыбаки либо джиговали, либо блеснили, причем у некоторых в руках не было видно никакого удилища. Видя наше удивление, егерь пояснил, что эта яма – запретная зона, т.н. «зона спокойствия», а рыбачат здесь безбоязненно потому, что сегодня воскресенье и у рыбоохраны выходной. Что касается блеснения рукой, то это распространенная здесь практика – так ловят судака на специальные блесны-вертикалки местного производства. Кстати, позже мы заказали себе такие блесны, и егеря на третий день привезли нам по блесне за 100 руб. каждая.

До своей новой базы под названием «Флотраскат» мы шли вниз по течению также почти полтора часа. База находилась в искусственном канале под названием «Старая бороздина» и состояла из трёх небольших дебаркадеров, пришвартованных у маленького островка.  Нас быстро расселили по весьма скромным каютам, как обычно моим напарником стал Михаил Сергеевич (МС).

Катерина, главный шеф-повар и хозяйка кают-компании в одном лице, пригласила нас на обед, где мы торжественно отметили начало нашей экспедиции. Несколько позже нас приветствовал Юрий, хозяин этой базы, и коротко ввёл нас в курс событий. 

Поскольку обед был весьма ранним, еще до полудня, мы все дружно отправились на первую рыбалку. Мы с МС выбрали себе егеря Михаила, и теперь у нас в бударе было два Михаила и один Михалыч. «Куда идём», – спросил егерь, – «за щукой и окунем», – ответили мы с МС.

Взревел мотор, и будара помчалась по протокам и так называемым жилкам мимо зарослей лотоса, который уже перестал цвести. Лотос здесь был повсюду – «какая же красота была тут совсем недавно», – подумалось мне. 

Выйдя из одной протоки, остановились на мелководье. По рекомендации егеря я повесил на свой спиннинг-лайт опробованный ранее «уловистый» уокер типа «малас» и сделал заброс. Почти сразу последовала поклёвка – это оказалась щучка граммов эдак на шестьсот. «С почином вас», – улыбнулся егерь Михаил. МС настроил свой любимый отводной поводок, и у нас пошла приличная рыбалка. Пробовал я другие виды поперов, но щук больше не было, шёл только окунь средних размеров, большую часть которого мы тут же отпускали. 

В одном месте около небольшой ямы мы задержались – на косе гоняла малька здоровенная щука. На один из моих забросов последовала мощная поклёвкам и промах. Я продолжал бросать туда насадку снова и снова, пока после очередной поклёвки моя уловистая снасть не застряла где-то в глубине травы и с ней пришлось распрощаться.  

По дороге на базу мы остановились около лодки, в которой сидели трое наших бойцов: Ярослав с сыном Димой и «Водяной». Они показали свой садок, в котором было побольше окуней, чем у нас, и они казались немного крупнее. За бортом на кукане плавала здоровая щука, которую поймал Дима на блесну-колебалку в одной из проток на сильном течении.  Вечером мы её завесили – потянула на 3,8 кг.

Все другие экипажи были тоже с уловами, но кроме одного судака ничего серьезного не было. Ничего, лиха беда – начало, говорили мы за ужином. 

На второй день прекрасным ранним утром все экипажи снова отправились по разным протокам. Погода стояла великолепная, было солнечно и тепло. Мы попросили егеря еще раз поискать щучьи или окуневые места. Вокруг нас разворачивались прекрасные панорамы дельты Волги. Большие стаи белоснежных лебедей кормились под береговыми кромками многочисленных островков, изредка «вставая на крыло» при нашем приближении к ним. По небу словно «черные тучи» перемещались огромными стаями сотни и тысячи бакланов, спешивших на утреннюю кормежку к каким-то своим заветным местам поближе к открытому морю. Каждый баклан за день съедает количество рыбы, равное своему весу. Можно представить себе сколько рыбы приходится на долю этих «природных регуляторов». 

А по берегам бесчисленных проток, в которых без местного егеря сразу же заплутаешь, все было покрыто будто высокими заборами стеной пожелтевшего камыша. Ближе к воде шла осока и сплошные заросли лотоса с его огромными уже пожухшими листьями и торчащими высоко вверх (словно перезревший подсолнечник где-нибудь на полях под Волгоградом) стеблями с большой розеткой плодов-костянок наверху.  

Время от времени из камышей поднимались крупные цапли, и вытянув свои длинные ноги, величественно и плавно «плыли» по воздуху. То тут, то там шумно взлетали стаи уток-лысух, поднятые звуком лодочного мотора. 

В этот день нам с МС пришлось довольствоваться теми же окунями, что и вчера, ничего более солидного мы не взяли – зато вдоволь насладились хорошей погодой и великолепными пейзажами волжских раскатов. Между тем на базе выяснилось, что другие экипажи выступили гораздо удачнее нас. Команда Ярослав решила заморозить своих окуней, чтобы перед отъездом их закоптить. Мы же попросили егеря обработать наш улов и отдать на кухню для жарки, то же самое сделали и Анатолий с Леонидом. 

Однако явным фаворитом оказался наш водитель, Александр Николаевич, который на троллинге подцепил на свой воблер приличного сома весом около 17 килограммов. 

Это стало еще одним подтверждением известного факта, что новичкам (а он был новичком в нашей команде) всегда везет. Впрочем, могло быть и другое объяснение – «везет тому, кто везет», а Александр отнюдь не был новичком в рыбалке, а имел немалый и успешный опыт ловли рыбы в других, не менее интересных местах нашей России. 

Третий день нашей экспедиции начался как обычно с нашего ворчанья по поводу ситуации с электричеством на базе. Дело в том, что автономное энергоснабжение базы осуществлялось двумя генераторами, дизельным и бензиновым. В целях экономии генераторы периодически останавливались – как днем, так и ночью, оставалось только резервное электроснабжение от аккумулятора для кухни и телевизора. В результате нестабильно работал общий морозильный шкаф, куда мы складывали свои уловы, а также длительное время отсутствовала горячая вода в умывальниках и душе. 

Как и на многих предыдущих базах, здесь была плохая сотовая связь. Практически только Мегафон был доступен в отдельных точках на базе и более-менее нормально на воде. Зная это, мы с Анатолием еще в Москве приобрели новые гаджеты с симками Мегафона, что позволило нам общаться друг с другом и изредка с домом. Но мой Айпад с мегафоновой симкой так и не смог дать мне доступ в Интернет, хотя в соседней с нами каюте хозяин и одновременно управляющий базой Юрий Алексеевич с помощью антенного усилителя имел такую возможность. 

Наши с МС уловы в этот день были обычными – небольшие судачки, щучки и крупный окунь, временами попадалась приличная красноперка. У других рыбаков было несколько более крупных трофеев, в том числе небольшой сомик. Двое охотников, Владик и Толик, первые два дня промышлявшие рыбалкой, а на третий день отправившиеся на охоту, вернулись без добычи – были подстрелены несколько уток, но из камышей их не смогли достать. 

Вечером после ужина, наконец-то наши любители преферанса добрались до пули. Остальные стали зеваками и болельщиками. 

На следующий день рано утром в 5-30 хозяин базы Юрий, прихватив на свой катер Леонида и «Водяного», отправился на свои заветные места с заходом на яму, где уже два дня шла подкормка кукурузой окрестных сазанов. Вернулись они к обеду с уловом очень крупных окуней. 

Мы с МС встали тоже раньше, чем обычно, и в 6-00 вышли на воду. Ночью был небольшой морозец, и все вокруг было в легком инее. Это сослужило плохую службу нашему егерю – он поскользнулся на деревянном трапе и сильно подвернул ногу, которая сразу опухла. Тем не менее он сел в лодку, и мы пошли вверх по Гандуринскому банку. Причалили в камышах по правому борту рядом с двумя нашими бударами, где рыбаки блеснили судака. У них уже была в садке парочка судаков. Я настроил спиннинг с купленной накануне местной судачьей блесной-вертикалкой и приступил к блеснению. Глубина у берега была метра три. Примерно на четвертом-пятом забросе подцепил за плавник небольшого судачка, а через некоторое время на блесну взял крупный окунь. МС пытался ловить на отводной поводок, но сильное течение мешало ловле. Поклевки судака кончились, наши соседи ушли с этого места, вскоре и мы последовали их примеру. 

Егерь медленно продвигал будару вдоль растущей из воды травы. Мы остановились возле небольшого кустика осоки. «А вот и саранча», – сказал егерь, снимая со стебля рыжевато-зеленую особь довольно крупного размера и бросая её в воду метрах в трёх от лодки. В ту же секунду раздался мощный всплеск, и саранча исчезла — чувствовалось, что обитатели подводного мира зорко следили за всем, что падало на поверхность воды. «В этом году её было особенно много», – сказал Михаил, – «посмотрите на кусты камыша – остались одни стебли». И действительно, на ближайших к нам камышовых зарослях отсутствовала почти вся листва. 

«Давай на просторы», – сказал я Михаилу, - «будем искать, где на попер пойдёт щука». Такое место мы нашли на мелководье, где в водорослях, струившихся на течении под водой, прятались щуки-травянки. И мы не ошиблись. Первый же мой заброс привёл к атаке на попер, и щучка оказалась в нашем садке. Правда второй заброс кончился тем, что щука откусила мой попер, закреплённый просто на леске. Теперь пришлось поставить титановый поводок. И дело у нас с МС пошло на лад. Нередко атаки щук оканчивались промахом, затем следовала вторая или даже третья атака и рыба засекалась. Настоящий рыбацкий азарт обуял меня, адреналин переполнял все мое нутро – именно такую щучью или окуневую рыбалку я люблю больше всего.

Егерь Михаил со своей больной ногой только успевал вываживать пойманных нами щук своим подсачеком и прятать в садок. Мы медленно дрейфовали по мелководью и выискивали места, где было меньше плавающей на поверхности травы, которую наши поперы собирали моментально, что автоматически снижало до нуля вероятность очередной щучьей атаки. Примерно каждый третий заброс заканчивался вхолостую и приходилось освобождать насадку от травы. Где-то к полудню, когда наши спины уже начали ныть, а в садке было больше дюжины щук размером более килограмма каждая, мы снялись и пошли на базу. Почти все лодки были уже там.

Наши "сазанятники" привезли отличный улов – двенадцать крупных сазанов и одного небольшого сома. Также сома килограмма на три взял Андрей, остальные ограничились судаками и щуками – больше всего судаков привезли отец и сын Давыдовы. Я быстренько сделал филе из щук и бросил их в морозильную камеру разделив пополам с МС. После обеда мы с ним решили отдыхать, и на нашей лодке пошли Владик и Толик, так как на их бударе сломался мотор. Вернулись они вечером с уловом приличных окуней, которых взяли на вертушки.  Другие лодки вечером пришли с обычным уловом щуки и судака. 

За ужином начала формироваться команда за сазанами на следующее утро, но мы с МС в неё не пошли. У моего напарника появились признаки простуды и недомогания, а у меня возникли некоторые проблемы по линии желудочно-кишечного тракта. В результате мы оба решили утренний выезд вообще пропустить. 

На пятый день, в точном соответствии с ожидавшимся прогнозом, ночью пришёл циклон с дождем и сильным северным ветром. Резко похолодало. Утром выяснилось, что «сазанятники» дрогнули и отказались от своих планов при такой погоде идти на яму. Анатолий и Леонид, как и мы, остались в своей каюте. Двое молодых умчались на охоту, а остальные отправились на воду за хищником. 

Через два с половиной часа все рыбаки за исключением охотников были уже на базе. Их добычей стало всего лишь несколько небольших судаков. Охотники, продрогшие и замёрзшие, вернулись к обеду, имея добычей трёх уток. В полдень выглянуло солнце, однако ветер не стихал.  Часть команды снова собралась на воду, но мы с МС решили остаться по тем же причинам, что и утром. 

На шестой день наш экипаж с МС окончательно распался – егерь Михаил лег в больницу в Гандурино с переломом ступни. МС остался на базе, где продолжил успешно ловить с берега на фидер небольших густерок, которых отдавал Катерине. Я вместе с Анатолием и Леонидом отправился за окунями, чтобы наловить их для копчения на дорогу. Леонид по памяти пытался найти место, где они в прошлый раз с хозяином базы ловили крупных окуней, но так и не нашёл его. 

Егерь, молодой парень казах, бывший рыбак-промысловик, долго и безрезультатно гонял нашу будару по узким протокам и широким разливам, вспугивая стаи лебедей и уток, созванивался с коллегами–егерями, но клёва не было нигде. Поверхность воды была спокойна, никто не гонял малька, нигде не кружили чайки. Создавалось впечатление, что перемена погоды превратила раскаты в подобие мертвого моря. Наконец он повез нас в сторону Гандурино, решив посетить заказник, где с рыбаками был пару дней назад. Рискуя нарваться на рыбоохрану, наша будара пробиралась по узким каналам среди лотосовых зарослей. Затем мы вошли в какую-то супер-узкую речку, на обеих берегах которой росли склонившиеся над водой вербы, а ширина была такой, что не только разойтись двум встречным лодкам было невозможно, но и на изгибах речки приходилось маневрировать, чтобы вписаться в русло. Наконец мы вырвались на чистую воду и облегченно вздохнули – место было неглубоким и действительно выглядело заманчиво. 

Наши снасти немедленно полетели в воду, мы приготовились к хорошей рыбалке. Вслед за нами из зарослей выбралась еще одна наша будара, пугая нас своим мотором. Но увы и ах, клёва по-прежнему не было. Минут через двадцать, поняв бесперспективность нашего пребывания в запретной зоне, обе лодки ушли отсюда прежней узкой дорогой, так как другого пути для выхода не было. 

Вырвавшись на водные просторы, мы продолжили поиски рыбацкого счастья. По-прежнему было холодно и пасмурно, хотя сильный ветер отсутствовал. Через пару часов бесплодных скитаний мы наконец нашли место, которое показалось нам хорошим для ловли. К этому времени начало проглядывать солнышко и немного потеплело. Начал клевать средний окунь, попадались и приличные экземпляры. С моей снастью приключился забавный эпизод. При очередном забросе, пролетавшая мимо чайка схватила в воздухе мой воблер и намеревалась им позавтракать. С определенным усилием я вызволил свою насадку из клюва прожорливой птицы. Наловили мы в этот раз хорошо, и придя на базу, отдали улов егерю для копчения. 

После обеда тем же составом решили пойти за сомами. И хотя в холодильнике на базе было полно замороженной саранчи, на которую можно было ловить сомов, мы не стали её брать. По дороге к месту ловли егерь останавливался около небольших островков, где была твердая земля и ловко ловил руками на кромке берега в траве маленьких лягушек. Я тоже помог ему и вытащил одну зелененькую лупоглазую красотку, но после сообщения егеря, что в траве можно наткнуться на змею, я прекратил дальнейшую самодеятельность.

Всего мы наловили дюжину маленьких и одну большую лягушку. Потом окажется, что этого очень мало. Подошли почти к самой «путинской базе» и причалили к камышам на правом берегу. Накануне Александр дал мне оснастку на сома (отводной поводок с грузом 120г и двойником), которую я пристроил к спиннингу Сабанеев. Мы забросили снасти. Сомы не заставили себя ждать. Первый взял у Леонида, но сошел по дороге, затем ЛС вытащил пару небольших сомов. Следующим отличился Анатолий. Наконец рыбацкое счастье привалило и мне – резкая поклевка согнула конец моего спиннинга. Пару минут борьбы с катушкой и сомом, и вот уже небольшой экземпляр весом в 3 кг в лодке. Затем мы с Леонидом поймали еще по одному небольшому сомику. Лягушки у нас закончились, начинало темнеть, мы снялись с якоря и пошли на базу. После ужина был преферанс с моим участием, но я, к своему неудовольствию, остался в небольшом проигрыше. 

На седьмой день еще затемно двоих наших охотников, Толика и Владика, отправили на бударе в Гандурино, так как им надо было уже уезжать в Москву. Анатолия пригласил на свой катер Юрий Алексеевич, прокатиться по ближайшим местам. Мы с Леонидом и егерем Володей после завтрака отправились за окунем. Была предпринята еще одна попытка со стороны ЛС и егеря отыскать место недавней ловли крупного окуня, которая снова оказалась неудачной (может быть потому, что окунь отсюда просто переместился в другое место). 

Затем егерь привез нас на протоку, где вдоль берега бил жерех. Леонид сумел здесь взять двух небольших жерехов, но у меня ничего не получилось. Мы снялись и пошли искать другое место. После недолгих поисков мы все-таки нашли его, и дело у нас пошло на лад. Несмотря на советы егеря ловить на блесну-вертушку, я продолжал забрасывать плавающий воблер типа уокер под названием «Malas», который, как я уже убедился, пользовался особой любовью у здешнего окуня. На этот раз самый крупный экземпляр у меня потянул на полкило. 

Анатолий вместе с хозяином базы и Александром Николаевичем, которого они подсадили к  себе на катер перед обедом, неподалеку ловили сазанов, им удалось поймать двух красавцев на кондовую снасть хозяина и жмыховую насадку. Потом они переместились на протоку, где мы недавно были, и начали охотиться на жереха. Анатолий поймал трех жерехов, а затем подцепил приличный экземпляр, который после непродолжительной, но упорной борьбы одержал верх над рыболовом и ушел восвояси. 

После обеда я уже не поехал на рыбалку, а стал потихоньку собирать свои снасти и паковать вещи – утром нам нужно было покидать базу. Вечером за ужином Ярослав начал подводить с хозяином базы финансовые итоги. Выяснилось, что количество потребленного лодками бензина заметно превысило ожидавшиеся результаты. Самое удивительное было в том, что согласно рекламе, размещенной на сайте базы, главным её достоинством называлось то, что она находилась на раскатах, и на рыбалку не надо было далеко плавать – лови здесь, рядом с базой. Кстати, выезды отдельных членов нашей команды вместе с Юрием Алексеевичем на его катере подтверждали этот факт. Но все егеря, то ли от незнания близких рыболовных мест, то ли по договоренности с хозяином базы гоняли нас на бударах по всей округе, накручивая мили и сжирая литры бензина. Нужные деньги мы конечно заплатили, но Ярослав на правах организатора поездки громко и не всегда цензурно высказал серьезные и нелицеприятные упреки хозяину базы, в чем мы все были солидарны с ним. Думаю, что навряд ли кто-то из нас еще раз приедет сюда, учитывая всю совокупность негатива на этой базе. 

Рано утром в воскресенье, 11 октября, после завтрака наша команда расселась по четырем бударам, загрузив в них вещи и свои уловы в замороженном и копченом виде. Помахали ручкой Катерине, которую мы ещё вечером поблагодарили за хорошую службу, и двинулись по банку в сторону Гандурино. Перегруженные будары двигались гораздо медленнее против течения, чем неделю назад. Погода стояла прохладная, но было солнечно и немного ветрено. В целом наше настроение было хорошим, так как сама рыбалка, по общему мнению, удалась – следует признать, что и прежде по окончанию любой нашей экспедиции мы испытывали чувство удовлетворения. 

Мы медленно шли по банку на север, назад от каспийских раскатов, по берегам реки качались камышовые заросли, на поверхности воды изредка раздавались мощные всплески крупной рыбы, в воздухе кружили чайки, пытаясь в пенном следе мотора разглядеть всплывшую рыбу, в воздухе перемещались стаи бакланов и шумно взлетали утки. На одиноком дереве, росшем на островке справа от нас, на самой вершине сидел огромный орлан, спокойно и величественно провожая нас своим зорким взглядом. Навстречу нам то и дело попадались стоявшие на якоре лодки с рыбаками, проносились резвые катера – одним словом жизнь в дельте Волги продолжалась, как и многие годы до этого, а наше присутствие здесь было всего лишь кратким эпизодом в вечном круговороте природы. 

Вот слева от нас показалась уже знакомая нам, обустроенная по последнему слову, с вышками связи и вертолетной площадкой, туристическая база, которую астраханцы называли то «дачей Сердюкова», то «путинской базой». 

Ещё в славные советские времена в дельте Волги, на острове рядом с селом Житное, у Леонида Ильича Брежнева имелся специальный охотничий домик, откуда он вел стрельбу по гусям и уткам. Сказывают, что, если распуганные пальбой птицы разлетались, под мушку столичного охотника их подгоняли два вертолета. Астраханская гусиная охота была у Леонида Ильича самой любимой. Ни одного лёта гусей генсек не пропускал. Никакие государственные задачи не могли его задержать в Кремле, ежели шел гусь.
В постсоветской России на этом месте развернулось грандиозное туристическое строительство – стройку начали в 2010 году. База «Лотос» (старая ее часть) располагалась на северной оконечности небольшого речного острова. Южнее остров переходил в косу, которая уходила под воду на полметра-метр и была густо покрыта камышовыми зарослями. Вот эту часть строители засыпали грунтом и нарастили, чтобы строить новые коттеджи. По периметру искусственный остров отсыпали гравием, сделали причальные стенки, чтобы течением не подмывало.
Бросили клич меж строителей, кто хочет работать по правительственному заказу. Естественно, желающие нашлись быстро. Ни проекта засыпки острова, ни проекта стройки не было. Вся работа, как говорят, оплачивалась наличными – из чемодана. Все согласования шли через телефон. Если появлялась проверка, им давали московский номер, где страждущим быстро объясняли, "кто строит и для кого". Называлась в частности, и фамилия министра обороны Сердюкова.
Ходили слухи, что из-за этой базы вскоре доступ обычным людям в Гандуринский банк может быть перекрыт. Например, на основании "расширения санитарной зоны заповедника" или путем "присоединения к заповеднику дополнительного участка". В качестве все объясняющего фактора охотники, округляя глаза и утыкая указательный палец в небо, произносили: «База-то — Путинская!»
Настоящим владельцем базы называют бизнесмена Владимира Евтушенкова, который контролирует промышленную группу «Система». В «Астраханской туристической лиге» в свое время предположили, что эта гандуринская турбаза стоит около 1,5 млрд. рублей.

Когда мы поравнялись с базой, егерь нам указал на крышу небольшого строения в глубине территории – это и был старый «бреженевский» охотничий домик. Да, времена меняются, меняются люди, меняются и запросы.

Ровно через два часа пути мы прибыли в Гандурино на базу «Лебедь», перегрузили вещи в автомобили и, распрощавшись с егерями, отправились в обратный путь в Астрахань. В городе мы заехали на рынок, который оказался достаточно дорогим даже по сравнению с привычным нам рыбным рынком в Харабали. Затем наши автомобилисты отправились в Москву, а мы попросили своих таксистов провезти нас по центру Астрахани.

Астрахань произвела на нас благоприятное впечатление своими хорошими дорогами, чистыми и ухоженными скверами. Заехали на набережную Волги, где ежегодно весной проходят знаменитые городские состязания по ловле воблы. Затем в ожидании своего поезда посетили приличную шашлычную на привокзальной площади, где с удовольствием отведали аппетитных шашлыков, поданных нам на углях в сопровождении натюрморта из зелени и шотландского виски. Сытые и довольные мы загрузились в подошедший скорый поезд «Астрахань-Москва», который и доставил нас благополучно в столицу вечером в понедельник. До свидания, Астрахань, до новых встреч, Нижняя Волга.


смотреть подробный фоторепортаж

 ⇒ Назад в раздел "Моя рыбалка"

 ⇒  перейти на сайт базы  


Количество показов: 2287
rating:  3.4

Возврат к списку

(Голосов: 3, Рейтинг: 3.4)


Сегодня 
20 Мая 2019 года Понедельник