Рыбацкие будни на озере Неро

В конце 1991 года мы с супругой «обзавелись» своим «домиком в деревне» в прекрасном месте Ярославской области, на берегу озера Неро, прямо напротив золотых куполов Ростова Великого, и начали его потихоньку обустраивать. Наш домик располагался в деревне Воржа на окраине под названием «выселки» на расстоянии около полукилометра от озера.

Из исторической хроники я узнал, что в XVI веке в Ворже жили рыбаки, ловившие в озере рыбу для московского двора. В XIX веке основным занятием жителей села стало огородничество, чем они занимаются и поныне.

Внизу нашего огорода протекала маленькая речка с ласковым названием Княжна, которая, немного попетляв по равнине, впадала в Неро. Весной в речку на нерест заходила рыба, в основном, плотва и густера, а на затопленные половодьем луга выходила на икромет щука. Местные браконьеры по утрам и вечерам ходили в болотных сапогах по залитым лугам и били острогой потерявших бдительность щук, а рыбнадзор время от времени устраивал им «зачистки».

Периодически я отвлекался от огородных дел и отправлялся порыбачить на речку, поближе к озеру. Ловить плотву приходилось, в основном, на ручейника, которого добывал в той же речке, прямо на нашем огороде. Уловы были неплохими и мы со Светой частенько на ужин позволяли себе свежей жареной рыбки.

В июне 1992 года после окончания нерестового запрета я впервые порыбачил на озере Неро на резиновой лодке. Удовольствие получил огромное, отдых на воде в хорошую погоду, да если ещё и клюёт рыба - это великолепно! Следует заметить, что наличие рядом с домом речки и озера было одним из главных аргументов, склонивших меня к покупке этого дома. Правда, времени на рыбалку почти не оставалось – но всё было ещё впереди. Выявился и существенный недостаток, подходы к Неро в районе деревни практически отсутствовали из-за топкой прибрежной полосы и густых зарослей камыша, так что попасть на озеро летом можно было только по узкой и мелкой речке. Местные рыбаки добирались до озера на своих деревянных лодках, отталкиваясь от дна речки длинными шестами, а мне служила верой и правдой резиновая лодка «Нырок-2» ярославского производства, приобретенная мной еще в Ленинградской области.

В первый мой выезд на озеро со мной приключился небольшой казус. Порыбачив до сумерек, начал возвращаться домой, но никак не мог среди зарослей камыша отыскать вход в устье речки. Пришлось раза два спрашивать у проплывавших неподалеку на моторках рыбаков, где устье Княжны.

С третьей или четвертой попытки уже в темноте, кое-как случайно наткнулся на вход в речку. Позднее я стал делать метки на камышах, выплывая в озеро, чтобы не повторить неприятную ситуацию.

С наступлением зимы по первому льду я открыл зимний рыболовный сезон на озере Неро, который был для меня в целом удачным. Конечно, мне не удалось сразу войти во все тонкости местных рыбаков.

Мой сосед по дому, Алексей Потапов, пожилой уже человек, ловил, в основном, щук только на блесны собственного изготовления. Одну из них он подарил мне. Блесна представляла собой слегка изогнутую полоску из миллиметровой жести желтого цвета, залужённую с внутренней стороны, с припаянным на конце большим острым крючком. Она, конечно, не выдерживала никакого сравнения с магазинными блеснами. Однако Алексей и его друзья ловили щук на свои т.н. «подергушки», оснащенные этими блеснами, довольно успешно. С зимней удочкой и мормышкой редко кто из местных старожилов имел дело, хотя намыть мотыля можно было прямо здесь, в устье речки через прорубь на льду. На мотыля ловили, в основном, приезжие, такие как я, и рыбаки из Ивановской области, почему-то облюбовавшие эти места.

Но поскольку я не привык, как Алексей, сидеть полдня над одной лункой, пробитой пешней, в надежде соблазнить проходящую по протоке хищницу, я бегал по льду, бурил лунки и искал окуня с помощью моей любимой зимней удочки с мормышкой. У меня стало получаться и на этом, новом для меня водоёме, и я регулярно приносил домой окуней и плотву, которых всегда хватало и на уху, и на жарку.

В конце 1993 года сразу после «ноябрьских праздников», когда на озере Неро встал нормальный лёд, мы с моим другом Георгием Асеевым на его супермашине "Оке", прихватив с собой кучу мотыля и ещё «чего положено» двинулись ко мне в Воржу на рыбалку.

Рыбачили мы три дня с небольшими перерывами на обед и сон. Рыбалкой насладились до отвала. Клёв был отменный. Окунь шёл на мормышку разный – от мелкого "для кота Барсика" до крупного "для Светланы Фёдоровны". А тот, что по размерам оказывался между ними, отмечался нами клеймом "для Ивана Васильевича", имея в виду соседа, которого мы в итоге снабдили рыбой на целую неделю.

По вечерам мы с Жорой топили обе печки, пропускали по рюмочке, угощали соседей – Алексея и Ивана Васильевича и вели с ними длинные разговоры «за жизнь». Проводив гостей, мы ложились спать, чтобы утром снова отправиться на Неро. Георгий выбрал себе лежанку на русской печи, я укладывался спать на кровати, а соседский кот Барсик, постоянно ночевавший по такому случаю у нас, устроил себе «лёжку» на теплой голландской плите. Он объедался рыбой настолько, что еле вспрыгивал на неё. Тем не менее, среди ночи Барсик соскакивал с плиты, выгребал из таза с рыбой, стоявшего на полу, пару окуньков, съедал их с хрустом и снова запрыгивал на своё место. Через час-полтора всё это повторялось. Короче, у кота в эти дни была не жизнь, а малина.

Нарыбачившись вдоволь, мы двинулись в Москву. По пути, уже в Московской области, увидели много рыбаков на льду красивого Торбеева озера рядом с дорогой. Не утерпели, подъехали и пошли порыбачить. Но поскольку время уже было послеобеденное, а клёв стоял с утра, да к тому, же водоём был незнакомый, результатами мы похвастать не смогли. Тем не менее, с чувством выполненного долга мы отправились домой.

Февраль 1994 года. Приехали в деревню «на перекладных» – поездом и автобусом. Погода стоит отличная – лёгкий морозец, снежок поскрипывает под ногами. Наша речка покрыта льдом, приходится делать прорубь для вёдер. Вечером начинаю приводить в порядок рыболовные снасти - завтра утром на озеро, по которому я уже соскучился.

Рано утром ни свет, ни заря, я уже на озере, благо ходу от дома до льда всего минут пятнадцать. Дрожа от нетерпения и предвкушения будущей удачи, разбуриваю несколько лунок, торопливо достаю снасти. В утренних сумерках кое-как, на ощупь, насаживаю мотыля и вот наступил долгожданный миг - я погрузился с головой в святое таинство зимней рыбалки. Все мирские дела и проблемы забыты, отодвинуты куда-то в сторону - всё внимание на кивок зимней удочки! Именно здесь сейчас находится центр Вселенной.

Кивок резко дёрнулся, подсечка – и первый "матросик" уже на льду. Разве важен сейчас его размер, конечно, нет. Важно, что клёв пошел – значит, не зря целую неделю в Москве я готовился к этой минуте... Проверяю несколько своих лунок, клёв слабый. И вот на последней из лунок, разбуренной в проходе между двумя камышовыми островками, пошел нормальный клёв – только успевай опускать мормышку в лунку. Окунь шел мерный от 50 до 70 грамм, временами попадались «стограммовики» и экземпляры крупнее. Иногда баловала хорошая плотва. Было ощущение, словно я напал на какую-то рыбью тропу.

Не заметил, как рядом со мной забурились несколько приезжих рыбаков из Ивановской области. Они с завистью поглядывали на то, как я работал удочкой раза в три чаще, чем они, вытаскивая очередную добычу, и постепенно приблизились ко мне почти вплотную. Но результат у них оставался прежним. «Мужики, не найдется ли лишнего мотылька», – спросил я, и сразу несколько рук протянулось ко мне, открывая свои мотыльницы. Вот что значит рыбацкая солидарность.

Уже давно наступило обеденное время, и я с трудом заставляю себя оторваться от лунки – надо идти домой. Жена, а особенно Барсик будут довольны моим уловом. Отдаю сынишке одного из рыбаков свою лунку, которая продолжала «работать» вплоть до самого ухода, и отправляюсь в свою избу, над крышей которой призывно вьется лёгкий дымок, предвкушая заслуженный сытный обед.

Три дня пролетели незаметно, все небольшие дела переделаны, "рыболовный зуд" слегка удовлетворён. Можно ехать в Москву.

Июнь 1994 года. Мы в деревне вместе с дочерью Ларисой, зятем Ильей и старшим внуком Андреем, которому уже исполнилось 1,5 года. Традиционным мужским занятием стали походы на рыбалку после обеда. Поскольку озеро ещё было закрыто по причине нереста, пришлось первое время бродить с удочкой по речке, благо клёв и там был неплохим. Ловилась, в основном плотва и густёрка. А когда открыли для рыбалки озеро Неро, мы с Ильёй там "отвели душу" в полной мере.

Выплывали на озеро, как обычно, по Княжне на нашей резиновой лодке, протискиваясь между торфяными островками, которые ветром заносило с просторов озера далеко вверх по речке. Однажды реку забило этими островами так, что не смогли по ней проплыть. Пришлось Илье тащить лодку на себе больше километр вдоль берега, пока мы не нашли подходящий подход к воде.

Зато оказавшись на водной глади озера, мы наслаждались прекрасными заливчиками и островками, на которых гнездилось огромное количество различных водоплавающих птиц, в том числе цапель. Между островками в протоках мы якорились, и начиналась захватывающая рыбалка. В этом районе озеро мелкое, с толстым слоем ила на дне и большим количеством водорослей. Ловить на донку или спиннинг было практически невозможно, тем более, что в то время мы не знали о такой насадке как попер, которой можно было бы привлекать щук на заросшем травой мелководье. Поэтому ловили исключительно на поплавочные удочки, а параллельно краям плавающих островков выставляли «телевизоры» (спасибо тому рыбаку, который придумал эту прекрасную снасть).

Рыбой мы обеспечивали семью регулярно и неплохо – приносили большие уловы крупных плотвиц и густеры, неплохих окуней. И в последующие дни мы "баловали" своих домочадцев хорошей рыбкой, ловили часто и много. Один раз, правда, немного побраконьерничали, очень неумело, по неопытности, поставили на мели высокую крупноячеистую сетку. Но сильным ветром её быстро начало забивать плавающими кусками торфяных островов, так что через полчаса сетку пришлось снять. В ней оказался единственный карась весом в 800 граммов. Больше мы не возвращались к этому любимому занятию местных мужиков, ограничиваясь постановкой двух-трех «телевизоров» и, наслаждаясь поплавочной ловлей.

Январь 1995 года. Впервые поехали в деревню после Нового Года, на Рождество Христово. Добрались на машине нормально, дорога после Ростова была хорошей. Правда, на одном повороте нас немного занесло в кювет в глубокий снег. Проехал по замерзшей дороге до самого дома. Погода стояла по-настоящему зимняя, но не очень морозная. Постоянно топили сразу и русскую печь и голландскую плиту, на второй день в избе стало уже нормально, и по потолку начали ползать ожившие мухи. С утра я бегал на озеро на рыбалку, приносил окуньков на жарёшку и уху. На огороде работ, конечно, не вели, но дорожки от снега расчищали и наслаждались чистым зимним воздухом и деревенской тишиной.

До весны я ещё пару раз приезжал один в деревню на рыбалку, отводил душу на озере Неро. Однако, чем ближе к весне, тем хуже становился клёв на озере, подо льдом вода страдала недостатком кислорода и только около устья речки Княжны ловилась мелочь.

Декабрь 2000 года. Наконец-то отступила запоздалая осень, подуло северным ветерком, и вот уже целую неделю стоят морозы. Пруд в нашем Воронцовском парке покрылся льдом - интересно, как там сейчас на Неро. Не пора ли наведаться в Воржу? У меня уже начался "рыболовный" зуд - пора открывать зимний сезон. Решено - еду в деревню проведать хозяйство и рыбки половить. Поехал на экспрессе "Москва-Ярославль". Приятно было видеть, что за год после моей предыдущей поездки в поезде всё также чисто и прилично. Это хорошо, значит, кое-что у нас в России может получаться, если сильно захотеть. Огорчает лишь то, что билет подорожал по сравнению с прошлым годом на 35%.

Пешочком добираюсь из Угодичей в Воржу - погода стоит прекрасная, температура около нуля, окрестные поля и огороды заснежены, но снега не очень много. Мои опасения, что озеро не замёрзло, к великой радости оказались напрасными. Вдали на заснеженном льду хорошо видны фигурки рыбаков и силуэты автомобилей, на которых любители рыбалки добираются из Ростова к нашим берегам, чтобы наловить мальков в устье речки Княжны.

Начинаю, как обычно, с растопки русской печи и разогреваю на плите привезённый из Москвы обед. Пообедав сам и угостив колбаской соседского Джека, осматриваю хозяйство. Приготовив на все последующие дни большую кастрюлю супа из кубика и тушёнки, занимаюсь настройкой рыболовных снастей - завтра утром на лёд. Вечером топлю вторую печку и при включенном электронагревателе залезаю в постель - пристраиваюсь поудобнее читать. Поскольку телевизор опять "скурвился", слушаю «Маяк» по приемнику и начинаю осваивать индийский народный эпос "Панчатантра" (пять книг житейской мудрости). Кстати, читается как увлекательное современное эссе, непонятно, почему я раньше до него не добрался.

Просыпаюсь часов в восемь и, наскоро позавтракав, бегу на озеро. Душа поёт - кругом заснеженная равнина с островками камышей, а подо льдом наверняка неспешно прохаживаются полосатые окуни и зубастые щуки, трётся о водоросли плотва и густера, копошатся в иле прожорливые ёрши. Ждут нашего брата-рыбака. А я уже тут, как тут:- нате, пожалуйста, вам мелкого мотылёчка, извольте-с откушать-с-с! Разбурив несколько лунок, благо лёд ещё не очень толст, начинаю свои рыбацкие посиделки - времени у меня достаточно.

Вокруг, на большом пространстве озера расставлены "флажки", так называют здесь жерлицы, основное местное орудие лова хищников. По лицам рыбаков и их разговорам понимаю, что сегодня, впрочем, как и вчера, особого клёва не замечено. Это и понятно, погода меняется, давление упало. Вот два дня назад было совсем другое дело. Поскольку я никак не смог вспомнить, куда же задевал свои флажки, обхожусь удочками, и щуку поймать не планирую. В душе всё-таки надеюсь на лучшее, но к 15-00 в моём ящике оказывается лишь небольшой дурачок-щурёнок, заглотнувший мормышку, тройка окуньков и приличного размера ёрш. Да кроме того следует отметить два схода (один с обрывом мормышки, скорее всего об лёд - но уж очень не хочется в это верить), да пару окуневых "ударов" при блеснении. Ну, ничего, завтра наверстаем.

В субботу утром иду на озеро вместе с соседом, Сашкой Муриным, на удивление трезвым и болтливым. Рассказывает, что позавчера он вытащил на блесну щуку кило на два (похоже на правду). - А вот недавно мне хорошая зацепилась, кое-как развернул её подо льдом, голову в лунку втащил, а дальше не могу. Придавил посильнее, а леска 0,4 возьми да и лопни. - Наверное, леска старая была?- спрашиваю. - Да ты, что, нет, леска новая, даже не знаю, какая стерва там была. - Да, видать не судьба - сочувствую я ему.

На озере туман - потеплело ещё больше. Сразу не могу разыскать вчерашние лунки, но потом нахожу их и приступаю к делу. Подходит за буром вчерашний рыбак на "флажки", который уже третий день ночует на озере. Жалуется на почти полное отсутствие поклёвок. Да, такова рыбацкая доля. Помыкавшись без особых успехов на старых лунках, перебираюсь поближе к толпе рыбаков, оседлавших устье речки и "берущих" малька. Здесь встречаю Сашу и Володю, зятя и сына моего соседа Алексея, которые тоже ловят на "флажки". Они пришли сюда за свежим мальком. Результатами похвастаться не могут - за два дня добыли три небольших щурёнка (по 300 - 400 граммов каждый). До обеда мне удаётся натаскать с десяток окуньков и пару плотвичек - уже на сковородку для С.Ф. хватит. Да, видно надо ждать морозца, по которому окунь начнёт брать "со страшной силой". Возвращаюсь домой и до темноты занимаюсь наведением порядка в погребе. Завтра утром по погоде приму решение - оставаться ещё на день или ехать в Москву.

Утром едва забрезжил рассвет, выхожу на улицу на отчаянные стуки какого-то мужика по стене дома. Сашка Мурин с "большого бодуна" уже идёт на озеро и просит денег на похмелье. Но нас такими фокусами не проймёшь, мы со Светланой уже научены - здесь давать деньги на похмелье даже под самые страшные гарантии равнозначно выбросить их сразу в сортир.

На улице совсем развезло, с неба сыпет вперемежку мокрый снег с дождём, и хотя на озере по воскресному людно, проку там сегодня не будет. Первую оскомину по рыбалке я сбил, можно ехать в Москву. Впереди ещё не раз будет озеро Неро - обязательно будет и рыба. Оставив в деревне старый рыбацкий ящик и нагрузив рюкзак отменной морковкой из запаса в погребе, трогаюсь в путь.  

Апрель 2001 года. Моя душа дачника и рыболова давно уже рвалась в деревню. И вот, завершив неотложные домашние, я подготовился к поездке в Воржу. Накануне приобрёл билет на экспресс (это самый быстрый, но не самый дешёвый способ добраться до Ростова) и подкупил в зоомагазине отвратительно мелкого "южного" мотыля (за неимением крупного). Утром налегке с рюкзачком за плечами я отправился в путь.

Прибыв в деревню, отметил, что на огородах местами снег уже сошёл и грядки оголились, но под забором и между кустами смородины и малинником ещё довольно большие снежные заносы. Речка вся набухла и уже подтапливает кусты и ближние к ней грядки. На другом конце слободы шумно галдят в своих гнёздах грачи, на "нашей" и соседских вётлах – деловито хозяйничают скворцы. Весна вступает в свои права. Однако, озеро Неро ещё подо льдом, невдалеке виднеются фигурки рыбаков, и у меня томительно щемит сердечко – завтра на рыбалку.

Утром в 7 часов, наскоро перекусив, облачаюсь в рыбацкую амуницию, на валенки надеваю дырявые старые бахилы и отправляюсь на озеро – сегодня пятница, рыбаков будет немного. С утра клёв был слабоват, но к обеду рыбка разгулялась, и я время от времени подсекал приличных ершиков с икрой и даже "товарных" окуньков, хотя основной улов, честно признаюсь, был мелковат – только для ухи.

Погода стояла хорошая, временами стихал небольшой ветерок, выглядывало солнышко и становилось совсем тепло и прекрасно. На льду снег потихоньку пропитывался водой, весна делала своё дело. Рядом со мной пристроились два приятеля, рыбаки моего возраста. Дела у них шли неважно, всё-таки деревенские мужички не большие специалисты по окуневому лову, особенно при плохом клёве. У одного из них бренчал музыку транзистор на FM-диапазоне, перемежая её новостями, в основном, комментариями вокруг злободневного скандала с НТВ. На этой почве между приятелями даже завязался спор в чисто русской разговорной манере. До меня долетали обрывки фраз: - "... зачем же американцу её продавать?" - " ... а чем лучше эти б.... евреи?" - " ... да Киселёв вроде ничего мужик ..." - " ... оба они, что Доренко, что Киселёв болтуны и зас...цы". Разговор накалялся, но в итоге "критик" НТВ, к моему удовольствию, одержал безоговорочную победу в этом споре телезрителей. Жаль только, что подобные диспуты не влияют на показушные и зачастую "заказные" рейтинги российских СМИ.

Пробыв на озере почти до 16-00, я с чувством исполненного долга возвратился домой. Выпотрошив свой улов, заложил его в морозилку – повезу в Москву, где угощу Светлану ухой из свежей рыбы.

Май 2001 года. Рано утром начинаю праздничную трудовую вахту – мой "Крот" вполне справляется с сыроватой землёй на дальнем огороде. Буквально за час с небольшим вспахиваю весь картофельный участок. Это отлично, так как мы решили остаться ещё на один день, и у меня появляется возможность сходить на рыбалку за плотвичкой, которая уже должна войти в речку. Рыбалка на озере закрыта – нерестовый период. После обеда, накопав под старым сеном червячков, беру старую удочку и с замиранием сердца отправляюсь на речку. Обстановка на реке неважная, дует сильный ветер, на берегах ещё много паводковых вод, которые не позволяют мне в коротких резиновых сапогах добраться до излюбленных мест рыбалки. Тем не менее, пристраиваюсь с подветренной стороны и начинаю облавливать все приемлемые участки под самым берегом, где должна стоять плотва. Примерно около часа не было поклёвок, но потом дело потихоньку пошло. Именно потихоньку, так как крупная плотва, по всей видимости, ещё не зашла в реку, и мне пришлось довольствоваться десятком небольших плотвиц. Спина моя после дневных трудов сильно болела и я, простояв на берегу часа три с половиной, пошёл домой. Первая летняя рыбалка состоялась. На праздничный ужин мы со Светланой вспоминали павших воинов, и пили водочку за Победу под прекрасный аромат жареной свежей рыбки и закусывали солёным огурчиком из погребного запаса. Настроение было великолепное. Хороша, всё-таки, иногда бывает жизнь, особенно деревенская и дачная!

Июнь 2001 года. До обеда я покосил траву на проходах и около дома. После 15-30 набрал в речке ручейников и отправился на рыбалку. Речка Княжна довольно сильно обмелела, пришлось идти поближе к озеру. Клёв был неплохой, и я за полтора часа успел поймать десятка три плотвичек, прежде чем Воржу накрыла грозовая туча, пришедшая со стороны Москвы. На ужин ели свежую жареную рыбу.

На следующий день на рыбалку я отправился поздно, уже в начале пятого. Сегодня клёв был изумительный, где-то в окрестностях погромыхивали грозы, воздух был влажным и тёплым, к вечеру ветер совсем стих. Я нашёл прекрасное место, где можно было рыбачить, не вставая со складного стульчика, что было немаловажно при моих болях в пояснице. Казалось, речка вся заполнена рыбой, которая плескалась и шуршала о траву, не забывая попробовать моих ручейников, которых я ей любезно предлагал. Сумка моя наполнялась быстро, было несколько довольно крупных плотвиц. Вернувшись домой в половине девятого, я приятно удивил Светлану своим уловом, большую часть которого засолил в кастрюле.

На следующий день я снова отправился в 15-00 на третью рыбалку. На этот раз клёв был похуже, по-видимому, из-за перемен с погодой. Местные рыбаки заканчивали рыбалку, не очень довольные собой. Но я не собирался сдаваться просто так. Заметив тропинку в камышах, по щиколотку в грязи я пробрался по ней к участку речки, поросшему осокой и другой водной растительностью. Чутьё словно подсказало мне – вот здесь она кормится. Первый же заброс в окошечко среди травы, непродолжительная проводка по течению – и на крючке бьётся крупная увесистая плотва. Это место оказалось поистине золотой находкой. Главной моей задачей стало вовремя схватить очередную крупную плотву, прежде чем она бултыхнётся в воду под моими ногами. Сумка тяжелела на глазах, рыбу прятал в отвороты болотных сапог – время для меня словно остановилось. Давненько я не испытывал такого удовольствия, даже поясница у меня ныть перестала, хотя я провёл стоя больше трёх часов. Домой я пришёл уже в половине десятого с уловом более четырёх килограммов.

Декабрь 2001 года. Пришла пора съездить в деревню – посмотреть на зимний сад и огород, а главное, порыбачить на Неро по первому льду. Хотя первым его уже нельзя назвать, но, тем не менее, для меня там он будет первым в новом рыболовном зимнем сезоне. Поехал как обычно на экспрессе, благо Светлана выделила мне необходимые для этого ресурсы. По приезду в деревню растопил русскую печь и, перекусив на скорую руку, пошёл побеседовать с соседями. Алексей только что вернулся с озера - поймал трёх небольших щук.

Рано утром я снова затопил печку и лёг досыпать. В 8-00 на улице рассвело, послышался шум машин рыбаков, проезжавших к озеру дорогой за огородами. Встал, быстро позавтракал и отправился, весь горя нетерпением, на озеро. Пройдя мимо рыбаков, которые ловили в устье Княжны малька для жерлиц, я направил свои стопы далеко влево вдоль берега, где когда-то летом неплохо ловил окуней. Где-то здесь, по словам Алексея, народ "дерёт" этих самых полосатых. Однако, кругом меня то тут, то там расположились "щурятники" со своими "флажками" и местные мужики, блеснившие в проходах между камышами. На мормышку никто здесь не ловил. Мимо на автомашинах носились по льду любители зимней рыбалки с комфортом. До самого обеда, поменяв несколько мест, я так и не дождался ни одной окуневой поклёвки. Попив чайку из термоса с бутербродом, я двинул назад, в свои старые места, напротив деревни. Пройдя речку, я обратил внимание на двух рыбаков, ловивших на мормышку на небольшом плёсе между камышами и изредка выдёргивавших из лунок небольших окуньков. Расположившись невдалеке, я тоже включился в увлекательный процесс игры с "полосатыми матросиками". Морозец был достаточно крепкий, лунку быстро прихватывало, но уже вскоре я начал "доставать" небольших окуньков с метровой глубины. Решив, что менять место не буду, я просидел на этих лунках до 16-00, поймал около десятка мелких и средних окуней и с наступлением сумерек пошёл домой. Было настроение плюнуть на всё и завтра поехать в Москву. Дома снова растопил печь, выпил рюмочку, согрелся и решил, что "жизнь налаживается" и завтра снова можно будет попытать счастья на этом же месте...

...Мой сын и зять, посещая  нашу ярославскую деревню,  при впервой возможности также брали удочки в руки и отдавались нашему общему любимому виду отдыха – рыбалке. И никогда не оставались без уловов. Однажды, приехав в Воржу в августе 2002 года, Александр с Ильей сразу засобирались на рыбалку. Но тут возникла неожиданная проблема  –  из-за долгого засушливого лета полностью исчезли навозные и земляные черви. Все наши попытки найти червей под кучами сена, в навозе или огороде закончились безрезультатно. Пришлось ребятам сделать тесто, и с этой насадкой они два дня рыбачили на Неро, где наловили полный садок краснопёрки, обеспечив семью  рыбой на несколько дней. 

И следующей весной, и летом, вплоть до того момента, когда мои приезды в Воржу совсем прекратились, я всякий раз старался сбегать на речку Княжну или сплавать на озеро Неро, чтобы порыбачить в этих прекрасных местах, которые всегда буду вспоминать с большой теплотой и легкой грустью в сердце.

 → Назад в раздел "Моя рыбалка"


Количество показов: 3394
rating:  2.42

Возврат к списку